Алебастрова

Из ВШЭ уволили 28 преподавателей. О каких проблемах современного образования это говорит?

Алебастрова

По данным профсоюза «Университетская солидарность», этим летом 28 преподавателей прекратили сотрудничество с НИУ ВШЭ. Уволенные преподаватели и их коллеги заговорили в СМИ и соцсетях о несправедливости действий руководства.

Студенты и выпускники ВШЭ выступали против увольнений на пикетах, запускали флешмоб, подписывали открытое письмо, а в сентябре вывесили баннер в здании вуза.

Трое преподавателей подали в суд на руководство вуза за незаконное увольнение.

Вместе со студенческим изданием DOXA «Такие дела» разбираются, какие проблемы стоят за этими увольнениями.

Флюгер в виде вороны — символ Высшей школы экономики Михаил Терещенко / ТАСС

Почему уволили преподавателей ВШЭ?

Формальными причинами увольнения преподавателей были отсутствие академической нагрузки, реорганизация факультетов, недостаточное количество публикаций. Но большинство преподавателей видят в своих увольнениях другие причины: критика руководства, оппозиционная политическая деятельность, поддержка коллеги — профессора Гасана Гусейнова.

Декан факультета гуманитарных наук Михаил Бойцов в письме (скриншот есть в распоряжении редакции ТД) говорит, что Ольгу Рогинскую сняли с должности академического руководителя бакалаврской программы «Культурология» за ее комментарии журналу DOXA.

Элла Россман, бывшая преподавательница школы культурологии, писала в фейсбуке, что на заседании 20 декабря 2019 года руководитель программы Виталий Куренной оказывал давление на преподавателей с оппозиционными взглядами.

К посту прикреплены скриншоты с угрозами преподавателям, которые собираются обсуждать острые вопросы во «внешних органах».

Во многих вузах в трудовые договоры включен запрет на публичные выступления по вопросам внутренней жизни университета без санкции руководства. В январе 2020 года ВШЭ приняла поправки к правилам внутреннего распорядка для студентов, а в июле — кодекс этики для сотрудников.

Студентам запрещено вести политическую деятельность на территории вуза, а работникам ВШЭ нельзя обсуждать внутренние проблемы университета с «третьими лицами», а также использовать «выражения, которые нацелены на разжигание конфликта, возбуждение ненависти, неприязни или обиды в обществе» как в публичных выступлениях, так и в соцсетях.

нельзя обсуждать внутренние проблемы университета с «третьими лицами»

Преподаватель Виктор Горбатов формально не прошел порога по числу публикаций в международных базах данных и научных журналах.

«Эти показатели в мире очень серьезно критикуются как сильно формализующие работу исследователя, — говорит сопредседатель “Университетской солидарности” и председатель первичной профсоюзной организации работников Вышки Павел Кудюкин.

— Вышка отличается еще тем, что правила учета публикаций постоянно меняются, буквально каждый год. Меняются списки журналов, в которых учитываются публикации». Может так получиться, что уже опубликованная статья не учитывается, потому что журнал перестал входить в список.

Но большинство предположений преподавателей об истинных мотивах администрации вуза нельзя проверить.

«Никто напрямую не скажет: “Мы тебя не хотим [видеть], потому что ты кому-то неугоден”, — объясняет DOXA профессор реорганизованной школы культурологии ВШЭ Ян Левченко.

— Инструментализируются какие-то критерии, которые можно при определенных условиях назвать академическими, назвать профессиональными».

Заместитель председателя профсоюза «Университетская солидарность» в НИУ ВШЭ Илья Гурьянов говорил в своем интервью, что главная проблема реорганизации Вышки — «предельная непрозрачность и закрытость абсолютно всех действий администрации». Поэтому многие преподаватели, опрошенные DOXA, до последнего момента находились в неведении, продлят ли им контракт, дадут ли вести курсы.

Некоторых преподавателей профсоюзу «Университетская солидарность» все-таки удалось отстоять, считает организация. Несмотря на угрозы увольнения, Илье Кукулину, Марии Майофис, Яну Левченко и Ольге Рогинской после их заявлений руководству и в соцсетях вуз продлил их контракты.

«Такие дела» направили запрос в НИУ ВШЭ с просьбой прокомментировать увольнение преподавателей и их заявления о том, что за расторжением контракта стоят их публичные высказывания и политическая позиция. На момент публикации ответ от вуза не поступил, а по телефонам пресс-службы никто не отвечал.

Обновлено в 19:15. Пресс-служба НИУ ВШЭ прислала ответ: «Процесс кадровых и структурных изменений происходил в рамках реорганизации факультета права, факультета гуманитарных наук и факультета бизнеса и менеджмента, которая была утверждена в новой Программе развития до 2030 года, принятой Ученым Советом.

Руководители ВШЭ в течение 2020 года проводили серию встреч с коллективом факультетов, которые проходили реорганизацию в первую очередь. При приеме на работу определяющими факторами являлись профессионализм, академический потенциал, соответствие требованиям проектного университета, которым в рамках новой программы развития до 2030 года становится Вышка.

Помимо этого учитывалась публикационная активность, а также студенческая оценка преподавания (СОП)».

На вопросы об обстоятельствах увольнения конкретных преподавателей пресс-служба вуза отвечать отказалась: «Давления по отношению к тем или иным преподавателям не оказывалось. У каждого из сотрудников свои индивидуальные обстоятельства и было бы некорректно давать какие-либо комментарии по конкретным персонам, давать им публичные оценки и раскрывать конфиденциальную информацию».

Уникален ли случай ВШЭ?

В 2014 году из МГИМО уволили (а потом восстановили) профессора Андрея Зубова — за сравнение присоединения Крыма с аншлюсом Австрии нацистской Германией, которое сочли «аморальным проступком, несовместимым с продолжением работы». В 2019 году политолог Валерий Соловей уволился из МГИМО, прокомментировав, что его «попросили в институте покинуть его по политическим причинам».

В 2018 году был уволен «в связи с отсутствием академической нагрузки» преподаватель факультета свободных искусств и наук СПбГУ Александр Панченко (сейчас он работает в негосударственном Европейском университете в Санкт-Петербурге). Он связал свое увольнение с участием в качестве эксперта в судебном деле пятидесятнической церкви.

«Разница [с другими случаями увольнений] в том, что Вышка именно что грубо нарушила закон, потому что не подписала договоры с сотрудниками, которые уже прошли конкурс в этом году: это профессора-юристы с кафедры конституционного права Елена Лукьянова, Ирина Алебастрова и я», — говорит Илья Гурьянов. Они вместе с юристами профсоюза «Университетская солидарность» подали в Басманный суд иск против ВШЭ за нарушение трудового законодательства РФ.

Почему преподавателей так легко уволить?

«Более 98% вузовских преподавателей работают по срочным договорам, — говорит Павел Кудюкин. — Работодатель может без объяснения причин не продлить этот договор. Не объявить конкурс на соответствующую должность.

И преподавателю, который по тем или иным причинам стал неугоден, легко [сказать]: “Все, до свидания, ваш трудовой договор завершен, работы для вас больше нет”. Это происходит даже без формальной процедуры сокращения».

Легко сказать: «Все, до свидания, ваш трудовой договор завершен, работы для вас больше нет»

«Бессрочных договоров, возможность которых прописана в 332 статье Трудового кодекса РФ, Вышка вообще не заключает, — объясняет Илья Гурьянов. — А преподаватели, к сожалению, часто не знают своих прав. Не знают, например, что после прохождения конкурса на должность они могут требовать заключения с ними договора на неопределенный срок и проходить раз в пять лет открытую аттестацию».

Такая ситуация связана с проблемой недофинансирования, характерной для российских вузов. Александр Панченко говорит, что преподавателям приходится работать по совместительству, заключать срочные контракты.

Гурьянов считает, что кризис стал ощущаться с 2014 года, когда в ВШЭ начали говорить, что денег «на всех» больше нет и требования будут повышать, чтобы избавиться от «слабых звеньев». Примерно в это же время стали ликвидировать кафедры, руководители которых должны быть выборными по закону.

«Выборность деканов факультетов обходится достаточно просто: назначают ИО, а выборов не проводят», — рассказывает Павел Кудюкин.

Бюрократизация и замена академического самоуправления системой менеджеров открыла простор для манипуляций, считает Кудюкин. «Избавляться начали просто от тех, кто руководству не приглянулся: неважно — из-за личных причин, из-за участия в профсоюзном движении или из-за общественно-политической активности», — говорит Илья Гурьянов.

Научный сотрудник Института гуманитарных историко-теоретических исследований имени Полетаева Ян Сурман (ВШЭ не продлила ему контракт в июле) говорит, что университетское образование в целом сильно изменилось в связи с введением Болонского процесса и коммерциализации университетов в США.

«Вышка присоединяется ко многим из этих проблем. С одной стороны, это корпорация, с другой стороны, это государственный университет, который получает бюджетные деньги на студентов.

В то же время это неолиберальной постсоветский университет», — говорит исследователь о тех противоречиях, которые приводят к описанным проблемам.

Какие выходы есть из ситуации?

Решение проблем начинается с диалога, считают опрошенные ТД преподаватели. Его обеспечивает развитие профсоюзов преподавателей и свободная дискуссия в медиа.

Ян Сурман говорит: «Для меня это очень позитивное развитие, что в Вышке есть те, кто готов обсуждать проблемы университета. Это DOXA, это профсоюз, это ректорат и проректорат тоже, но последние хотят обсуждать все это между собой.

DOXA и профсоюз хотят сделать голоса студентов и преподавателей услышанными администрацией — и вместе найти решения».

В июле профсоюз «Университетская солидарность» предложил создать открытые кадровые комиссии, в которые входили бы представители и администрации, и профсоюзов (во ВШЭ их два) — «чтобы максимально гласными были критерии, предъявляемые к сотрудникам, чтобы стало понятно, какие конкретно ставки сокращаются», — рассказывает Павел Кудюкин. В этом случае стала бы понятна обоснованность или необоснованность увольнений.

Такие комиссии действуют за рубежом в вузах, где есть сильная преподавательская общественность. В Монреальском университете отбор преподавателей проходит по четким критериям с участием профсоюзной организации, приводит пример эксперт.

Перенимая зарубежный опыт, профсоюз предлагает сделать выборными должности глав департаментов, деканов факультетов и ректора.

Александр Панченко согласен, что преподаватели должны выбирать профессоров: «Бюрократ не знает, кого можно выбрать, а кого нельзя».

Другой выход — это альтернативные учебные заведения и образовательные инициативы. «Была идея, что нужно создавать альтернативное образование, как это было в Польше, — рассказывает преподавательница РАНХиГС, бывшая преподавательница НИУ ВШЭ и МГУ Юлия Галямина.

— У них всегда были подпольные университеты, даже во время Второй мировой войны в оккупированной Варшаве».

Для Галяминой, против которой возбудили уголовное дело по «дадинской» статье, нелицензированные учебные заведения могут остаться единственной возможностью преподавать.

Панченко считает, что российскому академическому образованию помогло бы развитие частных вузов — государственные могли бы с ними конкурировать. «Когда есть альтернатива, то и государство попадает в такие условия, что оно должно это учитывать», — говорит ученый.

В России сейчас действуют негосударственные вузы с лицензией: Европейский университет в Санкт-Петербурге, Шанинка, Школа перспективных исследований при ТюмГУ. Уязвимость таких университетов в том, что на них может оказываться политическое давление с угрозой закрытия или лишения лицензии, как это случилось с Европейским университетом в 2016 году.

Независимый образовательный проект с большой историей и знаменитыми выпускниками — НМУ, созданный еще в 90-е годы для студентов, которые не могли учиться на мехмате МГУ из-за идеологических расхождений с властью или своего происхождения.

Если в НМУ учат математике, то гуманитарные науки представлены в Лаборатории ненужных вещей.

По словам ее организаторов, в НМУ (а теперь и в «Лабораторию») приходили ученые, которые «не могли заниматься тем, что они любят, в том объеме и в том формате, в котором они любят» в стенах родных вузов из-за прессинга государства, институций и бюрократической нагрузки.

Ограничения таких видов образования в том, что они не дают диплома государственного образца. Студенты без отсрочки от армии вынуждены параллельно с НМУ учиться в каком-либо другом вузе, а работу искать на Западе или в дружественных НМУ научных центрах.

Антиуниверситет также объединил и поддержал университетских преподавателей, которые хотят делать что-то вне стен университета, поскольку там есть ограничения, рассказывает Ян Сурман.

По словам Галяминой, особенность Антиуниверситета в том, что он зиждется на левой философии, а также там представлен ограниченный круг дисциплин. Этой осенью начали работать Свободный университет и Пост-университет.

Это онлайн-площадки, основанные на принципах свободной дискуссии.

По мнению Галяминой, пока такие инициативы не могут полностью заменить университетское образование: преподаватели не получают зарплату, занятия проходят только онлайн, курсы не связаны между собой. Однако она отмечает, что именно сейчас независимые образовательные проекты «органически вырастают из потребностей общества» — из проблем и давления рождаются новые формы.

Источник: https://takiedela.ru/news/2020/10/14/minus-28/

«Я вижу свой преподавательский долг в том, чтобы растить свободных людей»: интервью с Ириной Алебастровой

Алебастрова

Пресс-центр факультета права продолжает беседовать с преподавателями НИУ ВШЭ, защитившими докторские диссертации в 2016-2017 гг.

В их числе Ирина Алебастрова, исследование которой посвящалось принципу социальной солидарности в конституционном праве.

Ирина Анатольевна рассказала об определении области академического исследования, современном конституционализме и выборе своей научной стези.

«Дорогу осилит идущий»: беседы с преподавателями факультета права, совсем недавно защитившими докторские диссертации, продолжатся и в новом учебном году. Получение научной степени — важный этап в жизни учёного; но для каждого это событие имеет свое значение.

Любопытно именно то, как исследователь добивается своей цели: такие рассказы вдохновляют найти «своё» направление, в котором захочется развиваться. В прошлом году факультетский пресс-центр узнал, каким был путь к защите докторской диссертации у Дарьи Сергеевны Боклан, Дмитрия Юрьевича Полдниковым и Веры Николаевны Русиновой.

В конце сентября этого года состоялась беседа с Ириной Анатольевной Алебастровой, доцентом кафедры конституционного и административного права.

Ирина Анатольевна, что изначально Вас заинтересовало в конституционном праве, почему Вы решили связать свою жизнь с этой сферой?

Конституционное право заинтересовало меня ещё на первом курсе, когда оно называлось государственным. Казалось бы, тогда в нём было мало чего интересного, но у студентов МГУ моего поколения была совершенно особая мотивация — очень яркий состав кафедры конституционного права.

Это была целая плеяда интеллектуалов и энциклопедистов: Август Алексеевич Мишин, Георгий Васильевич Барабашев, Леонид Дмитриевич Воеводин, Давид Львович Златопольский. Я не видела равных тому блеску, который они демонстрировали на лекциях и семинарских занятиях.

Мне также представляется, что в рамках любой другой области мне было бы тесно. Конституционное право имеет выход практически на все социальные науки: это и философия, и политология, и социология, и экономика. Такое разнообразие делает конституционное право чрезвычайно интересным для изучения.

Я очень рада, что связала свою жизнь именно с этой сферой и смогла реализовать себя в ней.

Можете подробнее рассказать о своей практической деятельности?

Основная часть моей работы всегда была связана с наукой и преподаванием. Мне кажется, это стало возможным благодаря тому, что я занимаюсь именно конституционным правом.

У меня есть статус адвоката, но дел я вела и веду немного; пожалуй, только те, которые связаны с проблемами конституционализма. Периодически я даю заключения, консультации органам государственной власти, высшим судам и Федеральному Собранию.

Пожалуй, этим практическая составляющая моей деятельности ограничивается.

Что, по Вашему мнению, является самым важным знанием, которое необходимо «вынести» из изучения конституционного права?

Безусловно, то, что власть должна быть ограниченной! Нельзя никому давать право командовать собой, подчинять себя только на том основании, что кто-то обладает большим влиянием, чем вы.

Я хочу научить своих студентов жить достойно и дорожить своей свободой во взаимоотношениях с институтом власти. Если мне это хоть немного удается, я считаю, что моя преподавательская деятельность проходит не зря.

Я вижу свой преподавательский долг в том, чтобы растить свободных людей.

Поговорим немного о диссертации. Как Вы пришли к теме социальной солидарности?

Скорее всего, тут воедино слились два фактора: моё стремление к свободе и миролюбие. Не сочтите это примитивным, но мой девиз по жизни можно выразить известнейшей фразой из советского мультфильма о коте Леопольде: «Ребята, давайте жить дружно!».

Я всегда выступаю за мир, со всеми пытаюсь найти компромисс, и, наверное, именно поэтому при выборе темы для моей диссертации мой взор невольно обратился к теме социальной солидарности.

Что касается её проявления в конституционном праве, я старалась найти тот общий знаменатель, к которому можно свести все положения конституционализма, и, мне кажется, что я его нашла именно в этом принципе. Ведь социальная солидарность — это то, что даёт нам возможность жить вместе.

Даже принцип свободы по важности уступает, потому что, если каждый будет дорожить только своей свободой, из этого ничего хорошего не выйдет. А вот если эту свободу признавать на условиях взаимности не только за собой, но и за окружающими тебя людьми — вот это уже очень хорошая основа для мирного сосуществования. Социальная солидарность как раз и является тем базовым принципом, на основе которого признаются взаимные свободы.

Как связана кандидатская диссертация с докторской?

Думаю, что они взаимосвязаны; более того, кандидатская наметила направления дальнейших научных исследований, которые и имели результатом докторскую диссертацию. Моя кандидатская диссертация была посвящена роли выборов в механизме демократии.

В девяностые годы многие были вдохновлены зарождением в нашей стране демократии; казалось, что совершен прорыв, переживем трудности роста — и станем страной, где жизнь устроена справедливо и гуманно, честно и достойно. Искренне хотелось помочь этому движению научными изысканиями, исследованием публично-правовых механизмов, способствующих ему.

Но испытание свободой и демократией нам, к сожалению, оказалось не по силам. Возник вопрос: почему? Я долго над этим думала и пришла к выводу, что не хватило нам солидарности друг с другом: элиты с населением, успешных людей и тех, кто оказался менее удачлив, людей различных этносов и конфессий нашей многонациональной России.

Зародилась идея, что утверждение идей конституционализма в нашей стране способно содействовать социальной солидарности. Вот так родилась тема докторской диссертации.

Были ли дискуссии с оппонентами?

Разумеется, были. В этих дискуссиях было высказано немало ярких идей и интересных мыслей, которые я продолжаю обдумывать и сейчас и которые дали импульс для дальнейших исследований. Замечания подчас имели противоположный характер.

Например, один из членов диссертационного совета упрекнул меня в желании вернуть идеологическое господство марксизма, то есть положение, характеризовавшееся недопустимостью отступления от канонов одной идеологии, выдававшееся за сплоченность единого советского народа.

Другая очень уважаемая мною коллега, наоборот, высказалась в том смысле, что в диссертации о солидарности надо было бы обосновать какую-то национальную идею. Однако смысл моей диссертации заключался вовсе не поиске какой-то содержательной идеи, вокруг которой все могли бы сплотиться.

Она совсем о другом: о том, что оппонентов нельзя уничтожать, любая конкуренция — это не война, а скорее спортивное состязание, в котором побеждает сильнейший, но победа эта временная, дающая возможность проигравшему взять реванш, накопив для этого силы. И несмотря на это, победитель противника не уничтожает.

Работа о том, что компромисс следует искать всегда и со всеми (за чрезвычайно редкими исключениями проявления «нулевой» солидарности). Это и есть подлинная солидарность — солидарность несмотря на различия, солидарность в условиях конкуренции, солидарность на основе взаимного признания людьми свободы друг друга.

идея диссертации заключается в том, что конституционализм, парадигма которого заключается в признании свободы личности высшей ценностью и стремлении защитить ее от самой мощной силы, существующей в обществе, — силы государственной власти — способен внести огромный вклад в укрепление социальной солидарности. Анализу и совершенствованию конституционно-правовых механизмов, направленных на формирование и усиление социальной солидарности, и посвящена диссертация.

С какими трудностями Вы столкнулись при ее написании? 

Главные трудности заключались в недостатке свободного времени — ведь литература, в том числе зарубежная, в наши времена стала значительно более доступной, чем прежде. Хотелось ещё больше, чем мне удалось, почитать, поразмышлять на досуге. Но досуг в наши времена — большая роскошь.

Какие у Вас ощущения после защиты? Может быть, у Вас уже наметились дальнейшие профессиональные планы?
Ощущения вполне будничные, возможно, потому, что сам процесс исследовательской работы мне нравится чрезвычайно.

Эти ощущения ежедневного торжества от того, что ты чего-то еще вчера не знал, а сегодня знаешь, потрясающие. Это перевешивает радость от изменения формального статуса.

Поэтому планы — они всегда есть, и с защитой их появление или изменение вряд ли связаны уж очень кардинально, хотя, как я уже отметила, в процессе обсуждения диссертации на разных этапах коллеги высказывали множество ценных идей, над которыми я думаю, и эти мысли, конечно, так или иначе будут выражены в моих дальнейших научных изысканиях. Так что, пользуясь случаем, хочу еще раз выразить огромную признательность всем моим коллегам, которые так или иначе причастны к появлению моей диссертации, помогали мне ценными советами и поддерживали эмоционально. Если же говорить о конкретных планах, то хочу еще один учебник свой авторский написать по конституционному праву зарубежных стран, хочу со своими ребятами-студентами несколько научных исследовательских проектов осуществить (например, анализ мирового опыта спонтанных массовых мероприятий, приобретения гражданства на основании экономических инвестиций).

В диссертации Вы охватили огромный объем информации, и вся работа занимает около 500 страниц. Как долго Вы писали работу?

Наверное, можно сказать, что диссертация — результат моих размышлений о конституционном праве на протяжении всей жизни. Я не могу назвать точных сроков, в течение которых я целенаправленно писала работу. Это плод моих долголетних размышлений, поэтому её защита так затянулась.

В рамках нового проекта ‘Russian Law’ на факультете права Вы читаете два курса на английском языке: ‘Comparative Constitutional Law’ и ‘Russian Constitution as an Ongoing Project: a Problem Oriented Approach’. Расскажите, пожалуйста, подробнее, чем Вы занимаетесь на занятиях.

Курс ‘Comparative Constitutional Law’ рассчитан на магистрантов. Здесь я решила сравнить конституционные, антиконституционные, квазиконституционные модели, которые существуют в различных странах.

На занятиях мы обобщаем и дифференцируем содержание конституций, которые действовали раньше и которые есть сегодня, оцениваем их с точки зрения воплощения изначальных и главных конституционных ценностей, таких как, например, ограничение государственной власти в пользу свободы личности.

Мы также смотрим, насколько эти ценности были воплощены, когда конституционализм только зарождался, и насколько они воплощены сегодня. И мой личный вывод заключается в том, что конституционализм делает огромные успехи.

Часто мы слышим, что более или менее в соответствии с идеалами конституционализма живет лишь небольшая часть населения Земли — Западная Европа и Северная Америка. На самом деле, продвижение, как мне кажется, колоссальное, с учетом, конечно же, сложности поставленных задач.

Что касается второй дисциплины, она читается на третьем курсе бакалавриата. В рамках этой дисциплины я хочу показать те изменения российских конституционных практик, конституционного мышления, которые произошли с нами от первых всплесков конституционализма.

Хочу рассказать о таких всплесках, которые поначалу не оказывали сильного воздействия на ход нашей истории. Таковыми могут считаться разные временные периоды. Кто-то говорит про Псковскую и Новгородскую республики; считается, что они в своё время опередили в развитии Запад.

Кто-то говорит о великих реформах Александра Второго. И самое важное, что мы обсуждаем – что же произошло в сфере конституционного права в наше время, и какие у нас перспективы развития.

На семинарах мы вместе распознаем исторические тенденции, учимся осознанно оценивать нашу конституционную историю и современное состояние конституционализма, его перспективы.

Надеюсь, что перспективы развития конституционализма в России будут нас радовать.

Не знаю, есть ли твердая почва для этого, но всё же надежда умирает последней.

Что бы Вы порекомендовали студентам и аспирантам, которые хотят развиваться в области конституционного права?

Первое — желание быть свободным! Для успешного изучения дисциплины необходимо проникнуться духом конституционализма.

Во-вторых, следует понимать, что быть профессионалом в этой области непросто, нужно прилагать много усилий, изучать опыт мирового развития конституционализма, а также то, что нашей стране препятствует успешно развиваться в этом направлении.

Что касается аспирантов, самый главный совет — найти проблему, работать над которой интересно. Чтобы поиски ее решения не давали покоя, чтобы была уверенность, что от твоего вклада в такое решение кому-то в этой жизни станет лучше. Поэтому желаю вам вдохновения и трудолюбия!

Интервью: Николь Шеховцова

Сергей Соловкин

Источник: https://www.hse.ru/ba/law/news/210458894.html

Суд отказал в удовлетворении исков бывших сотрудников ВШЭ к университету | DW | 27.11.2020

Алебастрова

В пятницу, 27 ноября, Басманный районный суд Москвы начал рассматривать иски преподавателей, с которыми НИУ “Высшая школа экономика” (ВШЭ) не продлил трудовые договоры.

Истцы – Елена Лукьянова, Ирина Алебастрова и Илья Гурьянов – сочли, что администрация вуза сделала это летом текущего года по политическим мотивам и потребовалипризнать увольнение незаконным, восстановить их на работе, выплатить средний заработок за вынужденный прогул и компенсацию за моральный ущерб.

Решение по двум искам судья Кристина Борисова приняла уже к концу этого же дня, отказав в удовлетворении исков Лукьяновой и Гурьянова. Об этом DW сообщил Илья Гурьянов. Судья озвучила только резолютивную часть решения. Мотивировочную часть сторонам передадут в течение двух недель. Ирина Алебастрова рассказала корреспонденту DW, что рассмотрение ее иска перенесли на 11 декабря.

Уволили под предлогом реорганизации

По подсчетам профсоюза “Университетская солидарность”, минувшим летом Высшая школа экономики решила не продлевать трудовые отношения с 28 преподавателями. В ряде случаев причиной этого администрацией была названа реорганизация факультетов, иногда вуз ссылался на недостаточное количество публикаций у педагогов.

Студенты ВШЭ

Например, из-за сокращения числа курсов по философии университет вынужден был покинуть преподаватель философии и редактор отдела политики “Новой газеты” Кирилл Мартынов.

По причине реорганизации не продлили договоры с известными юристами, профессорами факультета права Еленой Лукьяновой и Ириной Алебастровой.

До увольнения они критически высказывались по поводу президентских поправок к Конституции России.

Основания и суммы исков

В сентябре трое бывших преподавателей подали иски к Высшей школе экономике. Истцами выступили уже упомянутые Лукьянова и Алебастрова, а также преподаватель Школы философии Илья Гурьянов. Последний, помимо преподавательской деятельности, был зампредом вузовской ячейки профсоюза “Университетская солидарность”. Лукьянова и Алебастрова – члены этого профсоюза.

Елена Лукьянова

У Ирины Алебастровой срок договора с ВШЭ истек 31 марта 2020 года, но она с Еленой Лукьяновой продолжали работать и получали зарплату. А 31 августа ей сообщили, что договор расторгается, так как его срок истек. Алебастрова рассчитывает получить 167 тысяч рублей за время вынужденного прогула и 200 тысяч рублей за моральный ущерб.

Илья Гурьянов – 60 тысяч и 150 тысяч рублей соответственно, хотя у него ситуация чуть иная. В отличие от Алебастровой и Лукьяновой, срочный трудовой договор Гурьянова истек 31 августа 2020 года.

Он в своем иске делает акцент на то, что в феврале успешно прошел конкурс на замещение должностей профессорско-преподавательского состава.

Детали иска Елены Лукьяновой неизвестны, она отказалась обсуждать с DW судебный процесс.

Все дело в критике поправок к конституции?

На предварительном заседании представители истцов ходатайствовали, чтобы судья привлекла в качестве третьего лица профсоюз “Университетская солидарность”. Глава организации и председатель ее первички в ВШЭ Павел Кудюкин уверен, что увольнение трех преподавателей было политически мотивированным.

Павел Кудюкин

“Очевидно, что с Лукьяновой и Алебастровой отказались продлевать трудовые договоры именно из-за их позиции относительно поправок к Конституции, – считает Кудюкин. – Причем Лукьянова справедливо говорит, что это даже не политическая позиция, а профессионально-правовая – но в России она часто становится политической”.

Илья Гурьянов в интервью DW предположил, что с ним расстались из-за его профсоюзной активности.

По словам Гурьянова, благодаря его работе в профсоюзе, например, удалось избежать принятия в вузе правил, по которым сотрудника можно было бы уволить за пост в соцсетях.

“Вместо того, чтобы расценить мою работу как вклад в репутацию университета, меня, похоже, приняли за главного профсоюзного бузотера”, – сетует Гурьянов.

“Я защищаю свободу слова”

Истцы полагают, что начавшийся суд потенциально может не только защитить их трудовые права. Каждый ставит перед собой более высокую цель. “Я отстаиваю не только свои интересы, но и интересы других преподавателей, и конституционную свободу слова, и право на труд, – поясняет Ирина Алебастрова. – Если уже даже в нельзя без всякой крамолы писать то, что думаешь, то все очень грустно”.

Илья Гурьянов видит свою цель в повышении значимости профсоюзов.

“Я как избранный член профкома чувствую ответственность перед коллегами в университете и постараюсь как можно дольше остаться в ВШЭ, – указывает ученый.

– Я буду стараться сделать профсоюз более видимым, показывать, что он дает серьезную защиту. Например, сейчас я не плачу деньги юристу, который ведет мой иск – мне его предоставил профсоюз”.

Несмотря на уход из ВШЭ, истцы без работы не остались. Алебастрова возглавляет кафедру конституционного и международного права Всероссийского государственного университета юстиции. Гурьянов занимается исследовательскими проектами и входит в редколлегию международного научного журнала. А Елена Лукьянова стала инициатором платформы дополнительного образования “Свободный университет”.

  • Аналитики отмечают статистические аномалии на ании по поправкам, причиной которых могли стать массовые фальсификации. Похоже, организаторы процедуры перестарались, считает Сергей Елкин.

  • Оппозиция и независимые наблюдатели в России критикуют поправки к конституции страны, процедуру их принятия и сомневаются в результатах ания. Взгляд карикатуриста Сергея Елкина.

  • Голосование по поправкам в Конституцию РФ началось. Изменения позволят Владимиру Путину остаться президентом еще на два срока и расширят его полномочия. Карикатурист Сергей Елкин о сути процедуры.

  • Голосование по поправкам в Конституцию РФ позволит Владимиру Путину остаться у власти. Что это принесет стране? Карикатурист Сергей Елкин нашел ответ в древнегреческой мифологии.

  • Организаторы ания по поправкам к Конституции России сделали все, чтобы и в условиях пандемии явка была высокой. Президент Путин уже может быть доволен, считает Сергей Елкин.

  • Конституция России после принятия поправок существенно изменится. Но главная цель ания – электронного, на выезде или на участках – одна, считает карикатурист Сергей Елкин.

  • Обнуление президентских сроков Путина в результате принятия поправок к Конституции РФ критики проекта называют нелегитимным. Сергей Елкин о том, кто заботится о комфорте главы государства.

  • В соцсетях разлетелись кадры с выездным анием по поправкам в Конституцию РФ. На них видно, как люди заполняют бюллетени на пеньках и лавочках у спортплощадок. Сергей Елкин о вездесущих поправках.

  • Голосование по поправкам в Конституцию РФ позволит Владимиру Путину остаться у власти. Что это принесет стране? Карикатурист Сергей Елкин нашел ответ в древнегреческой мифологии.

  • Голосование по поправкам в Конституцию РФ началось. Изменения позволят Владимиру Путину остаться президентом еще на два срока и расширят его полномочия. Карикатурист Сергей Елкин о сути процедуры.

  • Владимир Путин заявил, что без обнуления его президентских сроков все скоро начали бы думать о его преемнике. Президент РФ просто боится стать “хромой уткой”, считает Сергей Елкин.

  • На фоне риска заболеть COVID-19 многие россияне задумываются о том, стоит ли им участвовать в ании по поправкам в Конституцию РФ. Так видит эту ситуацию карикатурист Сергей Елкин.

  • Поправки в Конституцию РФ “обнуляют” президентские сроки Путина, расширяют его полномочия. Оппозиция и против поправок, и против ания. Сергей Елкин о дилемме оппонентов Путина.

  • Президент РФ объявил о дате проведения ания по поправкам в конституцию страны. Еще бы! Ведь Владимиру Путину коронавируса можно не бояться, констатирует карикатурист Сергей Елкин.

  • В России ждут, что Путин вот-вот объявит ание по поправкам в основной закон страны. У карикатуриста Сергея Елкина есть предположение, на что рассчитывает президент.

  • Вступление в силу новой Конституции РФ – дело, судя по всему, решенное. Ведь речь идет об обнулении президентских сроков Путина. Карикатурист Сергей Елкин о главной жертве поправок.

  • Госдума утвердила поправки в конституцию, предусматривающие обнуление президентских сроков Владимира Путина. Сергей Елкин о продлении полномочий нынешнего президента РФ.

  • В России продолжают собирать предложения по изменению конституции. Истинный смысл внесения поправок в основной закон страны знает карикатурист Сергей Елкин.

  • Изменения Конституции РФ, инициированные президентом России Владимиром Путиным, у многих вызывают сомнения в их правомерности. В числе скептиков и карикатурист Сергей Елкин.

  • Обсуждение поправок в конституцию, предложенных президентом Путиным, продолжается в России. Альтернативные идеи изменения основного закона страны есть у карикатуриста Сергея Елкина

  • Госдума рассмотрит в первом чтении законопроект Владимира Путина о поправках в Конституцию РФ уже 23 января. Недолго запрягали, иронизирует карикатурист Сергей Елкин.

  • Первое заседание рабочей группы по подготовке изменений в Конституции РФ прошло в Москве. Кто подтачивает основной закон страны, знает карикатурист Сергей Елкин.

  • В послании Федеральному собранию президент России объявил о реформе системы власти в стране. После этого правительство РФ подало в отставку. Карикатурист Сергей Елкин о подоплеке этих событий.

    Сергей Елкин

Источник: https://www.dw.com/ru/jeks-prepodavateli-vshje-sudjatsja-s-vuzom-iz-za-ih-uvolnenija/a-55746240

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.