Игорь третьяков адвокат биография

Вадим Клювгант: «Дело Третьякова» – попытка искусственной криминализации гонорара успеха? Адвокатская палата города Москвы, 1 августа 2018 года

Игорь третьяков адвокат биография

В минувшее воскресенье, около девяти часов вечера, в аэропорту Шереметьево был задержан адвокат Игорь Третьяков, прилетевший из Иркутска.

— Как только мы спустились по трапу из самолета, к нам подошли шесть мужчин в штатском и попросили моего мужа проследовать за ними. Больше я его не видела, — сообщила журналистам супруга адвоката Анна.

Игорь и Анна были в отпуске на Байкале, где и узнали, что адвокат Третьяков объявлен в федеральный розыск как фигурант уголовного дела, подозреваемый в хищении более 330 миллионов рублей у госкорпорации «Роскосмос». В рамках этого дела уже взяты под стражу гендиректор НПО им.

С.А. Лавочкина Сергей Лемешевский и начальник правового управления предприятия Екатерина Аверьянова.

По версии следствия, руководство НПО заключало фиктивные договоры с адвокатской конторой «Третьяков и партнеры» на оказание юридических услуг, которые якобы выполнялись сотрудниками юридического отдела НПО.

И это притом что и следователи, и суд не могли не знать, что договоры с «Третьяков и партнеры» руководство НПО стало заключать после того, как его штатные юристы проиграли несколько исков, предъявленных предприятию от имени госкорпорации «Роскосмос».

Когда же интересы НПО им.

Лавочкина в арбитражных судах начали представлять юристы «Третьяков и партнеры», «Роскосмос» стал проигрывать иски, а адвокатская контора — получать «гонорары успеха», которые не были фиксированными, а зависели от сумм, фигурировавших в судебных тяжбах. В итоге на счет «Третьяков и партнеры» по двадцати трем договорам были перечислены суммы, равные 8% от выигранных дел.

«Попытка искусственной криминализации гонорара успеха?»

Вице-президент Адвокатской палаты города Москвы Вадим Клювгант рассказал «Новой газете», что в «деле Третьякова» ему кажется новым и крайне опасным как для адвокатуры, так и всех потенциальных доверителей адвокатов, так это попытка криминализировать условие соглашения о так называемом гонораре успеха, которое официально признано допустимым и часто включается в договоры доверителей с адвокатами по делам, связанным с имущественными спорами.

«Мы пока не имели ни времени, ни возможности для достаточного понимания фактических обстоятельств, чтобы высказать официальную позицию сообщества, хотя я думаю, что мы к этому еще вернемся.

Поскольку по действующему уголовно-процессуальному порядку на обыске у адвоката должен присутствовать в качестве наблюдателя представитель адвокатской палаты, при обыске в адвокатском образовании «Третьяков и партнеры» 25 июля участвовал адвокат Александр Пиховкин — заместитель председателя Комиссии Совета Адвокатской палаты г. Москвы по защите прав адвокатов. Согласно его информации, там были допущены серьезные нарушения закона, в том числе адвокатской тайны: были изъяты не только 23 договора с НПО им. Лавочкина, но и иные документы, в частности из других адвокатских досье. Такие действия следствия и разрешившего их суда, разумеется, нельзя назвать корректными и законными, поэтому представитель палаты обжаловал постановление районного суда о разрешении на обыск в Московском городском суде. Я позволю себе и более резкое суждение: следствие не имело права ни просить суд о разрешении на изъятие, никак их конкретно не перечисляя, «иных документов, связанных с исполнением договорных обязательств», ни изымать все, что считает нужным, тем более по другим делам, не связанным с предметом расследования. Хотя незаконная практика выдачи судами таких неопределенных и расширительно толкуемых разрешений, к сожалению, существует.

Что касается сути обвинений, насколько мне известно из публикаций в СМИ и интернете, предъявленных руководству НПО им. Лавочкина и адвокатам АК «Третьяков и партнеры», здесь в первую очередь важно знать, была ли на самом деле оказана соответствующая помощь.

Насколько мне известно, участие адвокатов этой коллегии в соответствующих судебных заседаниях уже было проверено и подтверждено по официальным базам информации о судебных делах и решениях.

Если это так, то речь не может идти о том, что юридическая помощь адвокатами не была оказана, а ее оплата является способом маскировки хищения денег.

В таком случае перед нами очередная попытка криминализировать гражданско-правовые, а следовательно, подчиняющиеся принципу диспозитивности (свободы договоров) отношения. Возможность согласования суммы гонорара между адвокатом и его доверителем прописана и в ст.

25 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре. Очень разными бывают и объем, и сложность дел, имеют значение и личные качества адвокатов: опыт, квалификация и даже имя.

Никаких прейскурантов тут быть не может, кроме случаев работы адвокатов по назначению — только ее государство оценивает само, причем очень низко, но это уже другая тема.

Это далеко не первая попытка искусственно и незаконно криминализировать гражданско-правовые договорные отношения. Еще в так называемом «первом деле ЮКОСа» фальшивое обвинение в «хищении» было построено именно таким способом, и в дальнейшем эта схема применялась достаточно широко, в том числе в деле братьев Навальных.

Следователь, а следом за ним и суд, произвольно, непонятно чем руководствуясь, оценивают задним числом стоимость работ или услуг по договору, и разница между фактической оплатой и их субъективной оценкой, а то и вся сумма оплаты по договору преподносится как «сумма похищенного» (схема работает особенно «надежно», если речь идет о бюджетных средствах).

Что в «деле Третьякова» мне кажется новым и крайне опасным как для адвокатуры, так и всех наших потенциальных клиентов, так это попытка криминализировать условие соглашения о так называемом гонораре успеха, которое официально признано допустимым и часто включается в договоры доверителей с адвокатами по делам, связанным с имущественными спорами.

В некоторых случаях, когда доверитель в начале спора находится в стесненном материальном положении, даже иного выхода нет.

Гонорар в таких случаях делится на две части: собственно оплату работы, и эта сумма может оказаться копеечной, и премию в процентах от выигранной или, наоборот, сэкономленной суммы, которая зависит от эффективности адвокатской работы.

Возможность «гонорара успеха» сегодня закреплена в Кодексе профессиональной этики адвоката, принятом Всероссийским съездом адвокатов, а сейчас группа сенаторов и депутатов Думы предлагает закрепить его и в Законе об адвокатской деятельности и адвокатуре, что вполне разумно и отвечает смыслу гражданско-правовых отношений и сложившейся практике. На этом фоне попытки искусственной криминализации гонорара успеха вызывают у нас большую тревогу, и мы будем им, разумеется, коллективно противодействовать всеми не запрещенными законом способами».

Источник

Источник: https://www.pen-paper.ru/novosti/pressa-o-pen-i-paper/vadim-klyuvgant-%C2%ABdelo-tretyakova%C2%BB-popyitka-iskusstvennoj-kriminalizaczii-gonorara-uspexa-advokatskaya-palata-goroda-moskvyi,-1-avgusta-2018-goda/

Мосгорсуд освободил адвоката Игоря Третьякова из-под стражи

Игорь третьяков адвокат биография

22 апреля Московский городской суд вынес постановление (имеется у «АГ»), которым освободил председателя АК «Третьяков и партнеры» Игоря Третьякова и генерального директора НПО им. Лавочкина Сергея Лемешевского из-под стражи, изменив им меру пресечения на домашний арест.

Суд в очередной раз отказал в удовлетворении жалобы на объявление адвоката Игоря Третьякова в розыскВопреки указанию Мосгорсуда, районный суд посчитал, что вынесение следователем в один и тот же день постановлений о привлечении адвоката в качестве обвиняемого заочно, избрании ему меры пресечения в виде подписки о невыезде и об объявлении его в розыск – не нарушает уголовно-процессуальное законодательство

Как ранее сообщалось, НПО им. С.А. Лавочкина заключило с Игорем Третьяковым 23 договора на оказание юридических услуг. По ним адвокат получил более 332 млн руб. Впоследствии в отношении адвоката было возбуждено уголовное дело.

Следствие посчитало, что Игорь Третьяков никакие услуги не оказывал, а полученные деньги делились между ним, генеральным директором НПО им.

Лавочкина Сергеем Лемешевским и руководителем дирекции правового обеспечения предприятия Екатериной Аверьяновой.

Уголовное дело, как писала «АГ», было возбуждено ГСУ СК по Московской области 20 июля 2018 г. в связи с совершением преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК.

25 июля Игорю Третьякову заочно предъявили обвинение в совершении преступления, в этот же день следователь Андрей Бехтин избрал адвокату меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Тогда же он вынес постановление об объявлении Третьякова в федеральный розыск.

29 июля 2018 г. адвокат был задержан. 31 июля 2018 г. в Бабушкинский районный суд г. Москвы поступило ходатайство следователя об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу.

В ходатайстве сообщалось, что адвокат обвиняется в совершении тяжкого группового преступления, за которое действующее законодательство устанавливает наказание в виде лишения свободы на срок свыше 3 лет, при этом ущерб причинен РФ в особо крупном размере.

Кроме того, не все лица, причастные к совершению преступления, установлены, а сам Третьяков находился в федеральном розыске. Бабушкинский районный суд избрал адвокату меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 1 месяц 20 суток. В последующем этот срок неоднократно продлевался.

Мосгорсуд освободил обвиняемых из-под стражи

Суд прислушался к защите при определении срока содержания под стражей адвоката ТретьяковаЗащите удалось доказать, что ходатайство следователя о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу немотивированно и необоснованно

В очередном ходатайстве о продлении срока содержания под стражей Игорю Третьякову и Сергею Лемешевскому следователь указал на необходимость завершения выполнения требований ст. 217 УПК, составления обвинительного заключения и направления уголовного дела прокурору.

В Мосгорсуде следователь пояснил, что, несмотря на то что все обвиняемые и их защитники выразили готовность подписать протокол ознакомления с материалами дела и обвинительное заключение изготовлено, столь длительный срок продления меры пресечения (три месяца) испрашивается в связи с необходимостью соблюдения сроков направления уголовного дела прокурору и в суд с учетом сложившейся ситуации, связанной с введенным в СИЗО карантином, а также в связи с нерабочими (праздничными) днями в мае.

Сторона защиты возражала против удовлетворения ходатайства, ссылаясь на наличие у каждого обвиняемого места жительства на территории РФ, положительные характеристики, возраст, состояние здоровья, эпидемиологическую ситуацию, а также на допущенную по делу волокиту.

Кроме того, защитники указали, что готовы подписать протокол в порядке ст. 218 УПК, поскольку они, как и обвиняемые, отказываются от ознакомления с материалами дела, так как были с ними ознакомлены в полном объеме при первоначальном окончании следствия.

Выслушав участников процесса, суд указал, что обвиняемые не были доставлены в судебное заседание в связи с пандемией. Он сослался на Постановление Пленума ВС от 19 декабря 2013 г.

«О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога», в соответствии с которым необходимость ознакомления (продолжения ознакомления) с материалами уголовного дела не может быть единственным и достаточным основанием для продления срока содержания под стражей.

По мнению Мосгорсуда, содержащиеся в ходатайствах утверждения о том, что обстоятельства, послужившие основанием для избрания обвиняемым меры пресечения в виде заключения по стражу, не отпали и не изменились, несостоятельны.

Суд заметил, что производство следственных действий по делу завершено повторно, после направления судом уголовного дела прокурору в порядке ст.

237 УПК для исправления обвинительного заключения, 13 апреля объявлено об окончании расследования и предъявлены материалы дела для ознакомления.

Он указал, что, поскольку защитники и обвиняемые готовы подписать протокол ознакомления с материалами дела незамедлительно, доводы о необходимости продления срока содержания под стражей в связи с необходимостью выполнения требований ст. 217 УПК несостоятельны.

«Учитывая изложенное и тот факт, что расследование по делу во второй раз завершено, все доказательства собраны, принимая во внимание длительный срок содержания под стражей (с июля 2018 года), суд приходит к выводу о том, что дальнейшее производство по делу возможно без нахождения обвиняемых под стражей в условиях следственного изолятора», – посчитал Мосгорсуд. Он заметил, что мера пресечения в виде домашнего ареста будет являться достаточной гарантией возможности осуществления дальнейшего производства по делу, в связи с чем ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей удовлетворению не подлежат.

Таким образом, Мосгорсуд постановил оставить ходатайство следователя без удовлетворения, меру пресечения Сергею Лемешевскому и Игорю Третьякову изменить на домашний арест до 26 июля.

Защитники прокомментировали освобождение Игоря Третьякова

Один из защитников Игоря Третьякова, адвокат АП г. Москвы Станислав Шостак указал, что по делу Игоря Третьякова был проделан колоссальный объем работы, благодаря которому удалось добиться такого промежуточного результата.

«Я доволен и счастлив именно тем, что столько времени и сил отдано не зря. Хочется жить и работать, понимая, что не все абсолютно безнадежно.

“Делай что должно, и будь что будет”, – хотелось бы и себе в очередной раз это сказать, и всем нашим коллегам», – отметил он.

Адвокат выразил признательность судье Елене Поспеловой, которая, по его словам, фундаментально разбиралась в деле, неоднократно откладывала заседание и сопоставляла факты. «Мы опять увидели, что есть независимость суда, судьи могут разбираться в деле. Это дает веру в профессию, что ты находишься в ней не зря и от тебя что-то зависит», – отметил Станислав Шостак.

Второй защитник, адвокат, председатель КА «Династия» Борис Асриян рассказал, что сторона защиты ходатайствовала об истребовании у следователя протокола об окончании расследования с первого продления срока содержания под стражей, из-за чего заседание откладывалось. «Когда следователь представил документ, он был нечитаем», – отметил адвокат. Он также указал на неправильный расчет срока содержания под стражей с учетом нахождения дела в суде первой инстанции.

Третий защитник, адвокат КА «Низам» Адам Ужахов указал, что доволен результатом, отдельно отметив судью Елену Поспелову, которая «провела очень качественный процесс, разобралась во всех нюансах этого дела и услышала доводы защиты».

Он отметил, что на протяжении 20 месяцев сторона защиты неоднократно сталкивалась с формальным подходом судов к рассмотрению ходатайств следователя о продлении меры пресечения Игорю Третьякову.

«Сегодняшний положительный результат дает нам надежду на справедливый результат рассмотрения всего уголовного дела», – подчеркнул Адам Ужахов.

Адвокат отметил, что освобождение Игоря Третьякова из-под стражи является промежуточным результатом. Сторона защиты будет продолжать доказывать его невиновность по предъявленному коллеге обвинению.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/mosgorsud-osvobodil-advokata-igorya-tretyakova-iz-pod-strazhi/

Игоря Третьякова

Игорь третьяков адвокат биография
Оригинал этого материала
© Коммерсант.Ру, 29.07.2018, Адвоката задержали по делу бывшего гендиректора НПО имени Лавочкина

Александр Александров

В Москве задержан глава адвокатского бюро «Третьяков и партнеры» Игорь Третьяков.

Он проходит по делу о мошенничестве, в рамках которого Бабушкинским судом столицы уже арестованы бывший гендиректор НПО имени Лавочкина Сергей Лемешевский и руководитель дирекции правового обеспечения объединения Екатерина Аверьянова.

Они обвиняются в хищении 332,5 млн руб. путем необоснованных выплат адвокатскому бюро. Сам господин Третьяков находился на Байкале и был задержан по возвращении в Москву.

О задержании Игоря Третьякова в Шереметьево 29 июля сообщил «Интерфакс» со ссылкой на супругу адвоката. «Как только мы с Игорем Анатольевичем спустились по трапу из самолета, примерно в 20:40, к нам подошли шесть мужчин в штатском и попросили моего мужа проследовать за ними. Больше я его не видела»,— сказала Екатерина Третьякова.

[ИА “Интерфакс”, 29.07.2018, “Адвокат Третьяков задержан по делу о хищениях в НПО им. Лавочкина”: По словам супруги, действия правоохранительных органов стали для нее неожиданностью. “Мы, конечно, понимали, что возможен и такой сценарий, но возмутительно, что неизвестные люди забирают моего мужа, не предъявив при этом никаких документов.

Я не знаю, кто они и куда они уехали”, — сказала собеседница агентства. Она сообщила позже, что по информации их адвоката, Третьякова препроводили в ГСУ СКР по Московской области.

Между тем сотрудники “Шереметьево” не смогли прокомментировать корреспонденту “Интерфакса” информацию о каких-либо оперативных действиях, которые проводились на территории аэропорта. […

] Сам Третьяков в разговоре с “Интерфаксом” в минувшую пятницу подтвердил планы вернуться в Москву “с чистой совестью”, при этом выразив уверенность в том, что его “сцарапают прямо с самолета, с трапа, чтобы не допустить ни адвоката, ни прессу”. В то же время адвокат отметил, что надеется убедить суд не заключать его под стражу. — Врезка К.ру]

Как уже сообщал “Ъ”, Игорь Третьяков был объявлен в розыск в рамках дела о хищении средств в НПО имени Лавочкина. Двое других фигурантов — бывший гендиректор НПО имени Лавочкина Сергей Лемешевский и глава дирекции правового обеспечения объединения Екатерина Аверьянова — на прошлой неделе были арестованы Бабушкинским судом. Всем им вменяется ч. 4 ст.

159 УК РФ (особо крупное мошенничество). По материалам расследования, топ-менеджеры НПО, «вопреки законным интересам предприятия», без проведения конкурса заключили контракты с адвокатским бюро «Третьяков и партнеры».

Осознавая, что адвокаты не оказывают объединению услуги, фигуранты тем не менее выплачивали указанные в договорах суммы, «руководствуясь личной корыстной заинтересованностью».

Господин Лемешевский и госпожа Аверьянова на допросах вины не признали. Они заявили, что речь идет о мелких нарушениях в гражданско-правовых сделках, которые заслуживают дисциплинарных наказаний.

Премии адвокатам действительно выплачивались, но никакого умысла на хищение ни у кого не было.

Тогда же компания «Третьяков и партнеры» распространила заявление, в котором говорилось, что Игорь Третьяков с семьей находится в Иркутске, где на озере Байкал в период с 25 по 29 июля 2018 года проходит фестиваль по аквабайку Baikal Jet Fest. Поездка была запланирована еще в середине июня.

В то же время отмечалось, что «Игорь Третьяков готов сотрудничать со следствием, доступен по средствам связи, готов в любое время предоставить всю необходимую информацию и при необходимости прервать свой отпуск».

Сам адвокат сообщал, что рассчитывает на то, что суд не будет заключать его под стражу.
[ИА “РБК”, 26.07.2018, “Объявленный в розыск по делу НПО Лавочкина адвокат нашелся на Байкале”: Как рассказал РБК Третьяков, две недели назад его опрашивали в Следственном комитете, он не давал подписку о невыезде и не собирается скрываться от следствия.

«Мне тяжело рассуждать по поводу уголовного дела, меня опрашивали две недели назад в управлении Следственного комитета по Московской области, и я сказал свою позицию. Сейчас я узнал, что был обыск в офисе, был обыск у меня на квартире, не знаю, что они там нашли», — говорит адвокат. […

]

Игорь Третьяков сообщил РБК, что он оставлял свой телефон в Следственном комитете, но с ним никто не пытался связаться.

«Я законопослушный гражданин, с 2001 года работаю адвокатом, я понимаю, что такое следствие и что такое СКР, я безусловно бы явился и дал любые пояснения», — говорит Третьяков. — Врезка К.ру]

Источник: http://www.compromat.ru/page_39359.htm

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.