Сергей пойдо

Афиша Город: 2006–2007 – Архив

Сергей пойдо

Продолжаем публиковать хронику жизни последних 10 лет. Посиделки в Камергерском, открытие «Солянки», фестиваль Faces & Laces и другие события и герои, определившие ту Москву, в которой мы сейчас живем.

Открывается магазин Topshop, в отличие от другого, уже доступного на тот момент масс-маркета ­вроде Zara, отвечающий совсем уж сиюсекундным тенденциям; внутри играет самая модная музыка, а студентам делают скидки. Теперь собрать стильный гардероб можно и с небольшим бюджетом. В основе концепции магазина Kixbox лежали две простые, но неосуществленные в Москве на тот момент задумки: искать и привозить в город новые хайповые марки и собирать лимитированные коллекции известных брендов — вроде Nike Quickstrike и Adidas Consortium —  под одной крышей. Началось все со свитшотов и футболок с яркими принтами, маек Hellz Bellz с Микки-Маусом и базукой и толстовок Stüssy; продолжилось завозом ультраузких джинсов Cheap Monday — как раз к пику ню-рейва. Сегодня у Kixbox уже сеть магазинов и собственный онлайн-журнал, а также репутация главного места по части остроактуальной уличной моды — все это благодаря форе раннего старта.
Спонсорские мероприятия всегда были и самыми прогрессивными, и самыми нелепыми. У Nokia, например, в 2004-м вместо Plaid приходилось слушать эхо металлических конструкций площадки, а в 2005-м хедлайнер Рутс Манува так и не доехал, зато зажглась звезда Леди Соверен (на фотографии). Летом 2006-го в последний момент фестиваль и вовсе отменился, а приехавшие Digitalism, Infadels и Razorlight расползлись по всей Москве — и внезапно получился идеальный город на одни выходные: куда ни зайдешь — всюду концерт-сюрприз, а суббота ровно такой же день-праздник, как и во всех продвинутых европейских столицах.

Саша Ринг, проект Apparat

Первые вечеринки Idle Conversation, абстрактный хип-хоп Prefuse 73, оголтелый девичий рок Electrelane, супергруппа канадских инди-рокеров Broken Social Scene, Михаил Боярский, группа «Стекловата», видеоарт-вечеринки виджея Антишанти, монструозный пост­метал Isis и так далее, и тому подобное — Григорий Гольденцвайг и Игорь Тонких проделывают невозможное: умудряются укрыть под одной крышей все меломанские девиации мира. Такой план никогда, по идее, не должен был сработать, но почему-то удался, и Москва ­получила свой клуб-символ, свой CBGB, — по крайней мере про «Икру» тоже по итогам работы была написана книга. Билеты на концерт хедлайнеров «новой рок-революции» исчезают из касс за месяц до события; радостные крики «New York City cops!» ­потом всю ночь разносятся по улицам города. В городе наконец появляется зал на 3000 человек, в котором могут выступать группы вроде The Sisters of Mercy, Sonic Youth, Sigur Rós, Interpol — и они там выступают.

В отличие от кластера «Арт-Стрелка», который закрылся в 2009-м, объединение галерей на «Винзаводе» сначала казалось успешной идеей. Однако в 2012 году многие галереи съехали оттуда или закрылись после того, как бум современного искусства в Москве прошел. Выяснилось, что арт-бизнес совсем не прибылен. 

Весной 2006 года в переулке работают еще не слившиеся в одну франшизу кафе «5 звезд» и Prime Star. Между ними курсируют все будущие герои Москвы. Идеальное расположение: рядом находится редакция Condé Nast, а также МХТ им. Чехова и МАРХИ, поэтому в обед все модники собираются в одном месте, где знакомятся, фотографируются на дорогие мыльницы, играют в настольные игры и праздно попивают кофе за обсуждением планов на будущее. Гоша Рубчинский (на фотографии), Рогов из «C.L.U.M.B.A.» (см. ниже), модельер Андрей Артемов — все они сидели здесь, в Камергере, как его ласково называли завсегдатаи и местные бродяги.
Сергей Пойдо, промоутер вечеринок Idle Conversation: «До 2007 года столичные клубы были пристанищем проституток, олигархов и унылых менеджеров. Кругом все было «элитным» и «эксклюзивным». Казалось бы, подумаешь, дискотеки, но в 2007-м именно в них заключалась энергия. На месте городской культуры тогда зияла черная дыра, и она была ­настолько большой и плотной, что хватило маленькой искорки — и поперло. Нам всем тогда нужна была мечта о новой Москве. И мы выдумывали другую столицу с помощью своих знакомых, мы стали некой культурной оппозицией, друг в друге мы нашли альтернативу целому ­городу».  

Hot Chip «Over & Over» — один из хитов танцполов в 2006–2007 годах

Летний фестиваль переезжает в Коломенское — что становится началом славной истории. Это еще не праздник, в финале которого люди, обнимаясь и плача, признаются друг другу, что мир никогда не будет прежним. Он еще бесплатный — билет вложен в последний номер «Афиши».

Посетителей Пикника еще не упрекают в том, что они выглядят одинаково: на траве кидают фрисби люди с дредами, а неформалы прыгают на концерте Георга Корга. Однако черты триумфа Пикника-2008 (и всех следующих) уже проступают: невменяемый Данила Поляков пляшет на плюшевом танцполе, Агасфер из «C.L.U.M.B.A.

» готовит молочные коктейли, а на сцене Idle Conversation выступает нью-йоркский дуэт Shy Child и продают майки с надписью «Слижи с меня пенку, Роман Мазуренко».

Justice «D.A.N.C.E.». Эта группа выступала в Москве, будучи малоизвестным проектом, в 2005-м и в 2011-м на спонсорской вечеринке. Когда она была тут нужнее всего — после успеха в 2007-м, — ее не привозили

Москва еще не ломилась от магазинов с уличной одеждой, а коллекционные кроссовки казались странной причудой. На первую Faces & Laces, проходившую в галерее «Московский центр искусств», магазин Kixbox привозит коллекционные сникеры, собранные по знакомым. Первый раз дешевую уличную обувь выставляют на черных музейных стендах с разъяснительными табличками. На стенах висят скульптуры из деталей кроссовок колумбийского художника Федерико Урибе. Посмотреть на собирателей приходят около пяти тысяч человек.
Клуб проживает яркую, но короткую жизнь в бывших банях на «Театральной». Здесь все выглядят органично — и фрики «C.L.U.M.B.A.» (см. ниже), и дизайнеры WTFC, и Маша Малиновская, и Богдан Титомир, и художник Пахом.

Первый приезд в клуб артиста уровня MTV. Заведение разрывает на части. Любовь промогруппы Idle Conversation и лейбла Ed Banger выходит на пик: на французского электронщика выстраивается очередь в 1000 человек. 300 из них до клуба смотрят его невыносимо тупой фильм «Смени лицо» в «Иллюзионе».

У всех, кто не попал на тот показ «Смени лицо», есть возможность посмотреть его прямо сейчас. Идиотское приветствие «Чиверс!» — оттуда

Светлана Кесоян, «Афиша», сентябрь 2007 года: «Происходящее за расписным виниловым фасадом особняка в Столешниковом больше всего напоминает мультфильм, где дизайнер Симачев — главный персонаж, да и прочие тоже иногда оказываются не вполне реальными людьми: поднимаешь голову, а там Филипп Киркоров жалуется, что его размеров нет. Но если все-таки попытаться ухватиться за реальность, то более всего бар Симачева похож на паб, полученный в наследство от старого дядюшки и доведенный буйным наследником до полного остервенения. Тут скалится леопардовая шкура, там у девочек-манга брызжут слезы и топорщатся соски. В углу шторка из бусин».

Участники группы «Би-2» запускают авторскую передачу на радио Maximum о новой модной музыке. Здесь впервые в российском радиоэфире звучат как Klaxons, так и Tesla Boy; инди преодолевает последний рубеж — радио.

Норвежцы Peter, Bjorn & John с песней «Young Folks» была одной из первых западных инди-групп, которая пробила блокаду русского радиоэфира

Теперь весь мир помещает­ся в коробочку, а общение с ним строится на поглаживании экрана. Вместе с пленочной мыльницей айфон становится одним из символов поколения.

Цена нефти приблизилась к цифре $100. Появилось ощущение, что карманные деньги есть у всех и позволить себе напиться в ночном клубе могут не только люди суровых профессий со своими спутницами.

Телеканал «2×2», где в начале 1990-х транслировали клипы Roxette и странный сериал «Шансы», 1 апреля 2007 года начал круглосуточно показывать мультфильмы. В эфире «Южный парк» и «Симпсоны» были перемешаны с «Пол-литровой мышью» и прочей продукцией американского канала Adult Swim. Дикие заставки и неожиданный для телевидения язык общения «2х2» чем-то напоминал интернет-культуру «падонкафф». Но у гендиректора канала Наталии Вашко бы­ло заготовлено куда более точное слово — «кидалты». Так теперь называют взрослых, которые играют в компьютерные игры, собирают киндер-сюрпризы и смотрят мультики, даже если у них самих есть дети. Сергей Сергеев, промоутер «Микса» и «Cолянки»: «От «Микса» ­«Солянка» унаследовала разве глобальную подчиненность музыке. В «Миксе» все было однородно: музыка, тусовка, культура с четкой ­самоидентификацией; в «Солянке» же пошла разноплановая история. Лучшую часть тусовки она унаследовала, промоутерские технологии в лице меня — тоже, однако «Солянка» была гораздо шире и мощнее. В 2007-м со смертью «Микса» закончились времена четких стилистических рамок, возрастных или модных ограничений. Если хотите метафору, то «Микс» был хорошо функционирующей крестовой отверткой, а «Солянка» — это универсальный швейцарский нож».

Кто: совладелец издательского дома Look At Media

Что делал тогда: фотографировал своих друзей на ули­цах Москвы, работал в журнале Wallpaper

Что делает сейчас: Look At Media раз­росся до четырех сайтов: The Village, Furfur, Wonderzine и Look At Me. По слу­хам, в планах между­народный проект

Как рассказывает сам Василий Эсманов, он придумал сайт для своей девушки, чтобы ей было чем заняться. Первый год Look At Me существовал в виде блога: одна страница, слайд-шоу из луков.

На фотографиях — странно одетые люди, которые умудряются хорошо выглядеть в городе без H&M и небольших магазинов с неизвестными модными марками. В следующем году сайт кардинально переменится и станет соцсетью.

Большая часть пользователей, которые будут наполнять сайт новостями о моде, искусстве и кино, — друзья трех основателей, Василия Эсманова, Алексея Аметова и Екатерины Базилевской. Потом появится редакция: сначала непрофессиональная, из студентов журфака.

Ну а потом раздел «Общество» в 2010 году превратится в отдельный сайт The Village, который, по последним данным, обгоняет материнский проект, теперь освещающий технологии.

Олег «FStep» Розов и вечеринки Capital Bass

Кто: диджей и глава объединения Capital Bass

Что делал тогда: орга­ни­зовывал первые дабстеп-вечеринки, еще когда дабстеп не был ругательством и Скриллексом

Что делает сейчас: дабстеп прошел, а Capital Bass остался — и как вече­ринки с ведущими новыми мировыми электронщиками, и как лейбл, вы­­пускающий достой­ных электронщиков рос­сийских

В 2006 году мир узнает слово «дабстеп»: выходят альбомы Skream и Burial, последний — на недавно основанном лейбле Hyperdub музыканта Kode9, диджея и теоретика британского хардкор-континуума.

Все эти слова до сих пор звучат для многих птичьими трелями — тем удивительнее, что Kode9 приезжает в Москву в том же году и играет вместе с эмси Спейсэйпом трехчасовой сет для почти полного зала клуба «16 тонн».

­Kode9 нагоняет дабстепового баса и мрака и выруливает в бодрый джангл, Спейсэйп подхлестывает грозным речитативом, люди сходят с ума.

Для Олега Розова и объединения Capital Bass это только начало — потом на их вечеринки приедут Skream, Мэри Энн Хоббс, Various Production и все другие главные герои дабстепа; кажется, первый случай, когда Москве удалось поймать новый тренд не с пятилетним опозданием.

Объединение «C.L.U.M.B.A.» и реформа московской гей-сцены

Некоторое время «C.L.U.M.B.A.» не могли определиться, кто они — промоутеры или музыкальная группа. От той эпохи на ютьюбе осталось несколько видео

Внучка Расула Гамзатова Шахри, возглавившая русский Bazaar в 21 год, пишет свою последнюю колонку редактора: «Меня тошнит от вида стареющих мужчин в компании циничных малолетних девушек, которые забыли, о чем они когда-то мечтали. Мне больно смотреть на всех этих «чьих-то жен», которые зализывают раны от семейной жизни в салонах красоты, бутиках и на светских раутах». Хлопнув дверью, в 2008-м Шахри попыталась вернуться в великосветский обиход, ненадолго став главредом Tatler. А в 2012 году, как пишет «Википедия», родила дочь Алису от клавишника группы Pompeya Александра Липского. Эти годы запомнились вам чем-то другим? Есть фотографии и личные воспоминания? Все накроется или все только начинается? Мы ждем ваших историй по адресу hipster@afisha.ru

Источник: https://daily.afisha.ru/archive/gorod/changes/20062007/

Сергей Пойдо: «Мы пытаемся жить так, будто вокруг все хорошо» — OpenSpace.ru

Сергей пойдо
– Подожди, а идея запуска бумажной версии The Village – это что?– Бумажная версия, если она и появится, будет исключительно маркетинговым ходом для привлечения в интернет людей, которые не знают о нашей газете.

На бумажных СМИ еще можно заработать, но это становится проблематично плюс на производство контента на бумаге уходит гораздо больше денег, чем на создание его в интернете. Мы не крупный издательский дом, который может позволить себе разбрасываться деньгами и экспериментировать с бумагой, а потом ее отменять, если она не будет отбивать наших первоначальных инвестиций.

– Ты остаешься шеф-редактором Look At Me. Когда вы планировали The Village, с самого начала собирались отделяться от Look At Me?

–Естественно, это был ход, чтобы заполучить аудиторию, стать понятным аудитории, стать узнаваемыми для аудитории, приучить ее, а потом просто перейти на отдельный ресурс и перетащить с собой всю эту аудиторию.

Нужно еще учитывать, что Look At Me так разросся, что он интересен не только людям, живущим в Москве, он интересен всем. LAM задумывался в первую очередь как портал о том, что модно.

Это портал о моде: о моде в моде, о моде в современной музыке, о моде в современном искусстве, дизайне. А страничка The Village, где мы идем на московский пивной фестиваль и фотографируем пузатых мужчин, которые пьют пиво, смотрится там странно.

Но мы не можем не пойти и не сфотографировать – это, с антропологической точки зрения, интересно, это наши граждане, они формируют лицо города. Эти люди живут в одном с нами городе.

К тому же на LAM правилами запрещены политические и социально значимые темы, религия. А мы не можем их так или иначе не касаться.

– У вас общий с LAM коллектив или как вы разделились?

–Я работаю на оба сайта, но редакции разделены. У нас работают три человека, должности условно поделены – опять же, потому, что все умеют на базовом уровне делать разные работы. У LAM своя редакция, больше нашей. Мы сидим в разных комнатах, но в одном здании.

– Почему «деревня»?

–Этому на самом деле много объяснений. Маршалл Маклюэн говорил, что в современном мире полностью изменилось восприятие информации. Оно стало деревенским. Как раньше люди получали опыт и знания от людей, которые их окружали – от соседей по деревне, так же и сейчас человек получает информацию через круг друзей.

Ты добавляешь в и друзей, интересного тебе человека, и они в твоей ленте формируют твое информационное поле. И сообщения о том, что друг поел или вышла новая статья на The New York Times, совершенно равнозначны. Второе объяснение вполне логично: Москва большая деревня. Третье – локальность.

Локальность не географическая, а культурная, о которой я только что рассказал: когда ты выбираешь людей, с которыми общаешься, в или , они формируют твое информационное поле, выбираешь три-четыре места в Москве, в которые ты ходишь, и формируешь вокруг себя мир, в котором приятно жить, несмотря на то что происходит вокруг.

Пытаться жить так, будто вокруг не существует всего, что существует вокруг. Так, как будто в России и Москве все есть, все хорошо, все отлично. Для нас написал колонку наш друг Мэтью Стоун, известный лондонский художник, – там, в одной колонке, Мэтью описал все, что нам важно.

Основной постулат The Village описан в этой колонке: «Оптимизм – это новая форма протеста, а надежда – единственный способ выжить». Для нас это очень важно.

– А отсылки к The Village Voice здесь нет?

– Я бы не сказал.

– Какие вопросы городской жизни интересуют The Village?

– Когда мы задумали Village, мы действовали, как старая классическая газета: взяли аудиторию, которая у нас есть, нарезали для нее интересные сферы: еда, недвижимость, транспорт, новости города, путешествия, места, люди – и определили для них круг тем. Мы поняли, что это интересно, когда еще тестировали Village на страницах Look At Me.

– История про установку изданием велопарковок в городе – это единоразовый социальный акт или вы планируете подобные проекты регулярно?

– Мы пытаемся жить так, будто вокруг все хорошо. Мы собираемся формировать такую среду. Есть проблема – мы хотим ее решения. Мы делали проект «Перестройка» по брендингу города. В первом его выпуске мы просили архитекторов рассказать, как бы они изменили общественное пространство в Москве. Есть проблема: у города нет лица, у города нет визуального выражения, в городе нет архитектуры, у города нет стиля. Мы предоставляем трибуны для дизайнеров, где они высказываются об этом, предлагают свои решения. В этом есть огромный социальный выхлоп, и это вполне газетное дело – мы предоставляем трибуну, а с этой трибуны люди предлагают решения проблем. Нам важно обращать внимание на такие вещи. Есть тенденция: в Москве велосипедная культура развивается, но нет ни парковок, ни маршрутов, ни дорожек. Нам нужно решение – мы договариваемся с клубами и кафе об установке парковок. Проблем море, бери любую. У нас же ничего нет: нет инфраструктуры – бери и делай, нет нормальных мест – бери и делай, еды нормальной тоже нет – бери и делай. Очень сложно ограничить круг проблем, которые нас волнуют, когда вокруг одни проблемы.

– Результат с установкой парковок понятен. А какой эффект предоставления такой трибуны, когда вам, например, предлагают варианты логотипа Москвы?

– Есть способы решения проблем. С велосипедами мы можем повлиять на решение. С брендингом сложнее. Мы обращаем внимание общественности на проблему, но сделать какие-то конкретные изменения просто не в силах. Мы, конечно, отправим наш проект в Комитет рекламы, информации и оформления города, но что дальше будет… Мы всего лишь газета в интернете.

– На LAM есть сервис по созданию и отмечанию событий, которые происходят в городе. Почему этого нет в The Village?

– Мы будем внедрять сервисы. Медиа сейчас вообще трудно существовать без сервисной части, потому что тебе надо любым способом удержать внимание пользователя, оставить его на сайте как можно дольше. Любыми способами. У нас будет сервис, связанный с местами: мини-рецензии, отзывы, рекомендации. Пока это все, что я могу сказать о сервисах, которые мы собираемся делать.

– Что есть технически интересного в The Village? Какие черты новых медиа присутствуют?

– У нас есть функционал для формирования читателем деятельности СМИ наравне с редакцией. Ты можешь добавить пост, можешь добавить новость, можешь добавить рецепт блюда, можешь писать комментарии.

Сейчас пишут не так много, потому что у нас пока стоит дизайн бета-версии и он не побуждает тебя ничего написать. Мы сейчас переделаем главную страницу, и все будет нормально.

Интересно, что всех людей, которые нам сейчас пишут, мы нашли на LAM – смотрели за их пользовательской активностью, замечали их, следили за тем, как и что они пишут, а потом приглашали на собеседование.

– А прикручивать видео или радио, как это сейчас модно, будете?

– Люди, может быть, и любят смотреть видео, но получается, что ты накручиваешь просмотры хостинговым сайтам. Мы экспериментировали с видео, и получалось, что у поста, скажем, три тысячи просмотров, а просмотров видео внутри поста — пятьсот.

Прошла неделя, пост забыли, а видео на набирает 2–3–4–5 тысяч просмотров. Получается, мы делаем контент не для себя. Это бессмысленно. А если мы делаем видео на своем хостинге, то это никто не смотрит.

Пока почему-то именно так потребляется видеоконтент.

– Вы же, по большому счету, дочернее предприятие LAM. Почему не перетащили всех их зарегистрированных пользователей автоматически на The Village?

– Мы перенесли автоматически тех людей, кто комментировал что-то в наших материалах, ставил плюсики-минусики, писал посты. Мы не хотели переносить людей, которым The Village был неинтересен.

– Сколько у вас сейчас зарегистрированных пользователей?

– Больше двенадцати тысяч, но это только те, кого мы перенесли. Сейчас регистрация закрыта, но она будет открыта в ближайшее время. Мы прикрутим Connect, который позволит через свой профайл заходить на наш сайт, комментировать, рейтинговать их и все прочее.

– Я так понимаю, сейчас без никуда?

– Да, конечно. Это, грубо говоря, такой RSS-ридер; реалии таковы, что без него никак. Получается, что остается два-три ресурса, которыми люди активно пользуются, а все остальное – это такая сервисная часть. Ты через потребляешь The Village, The New York Times и еще что-то, еще что-то, комментируешь, смотришь.

Ты можешь почитать то, что тебе нужно; посмотреть нужные тебе события; можешь посмотреть галереи событий, на которые ходили твои друзья. Тот же движется к тому же, к максимальному вниманию аудитории любыми методами. Они анонсировали новую версию, новый дизайн. подписал лицензионные соглашения с большинством контентных сайтов – , Flickr, Vimeo.

И теперь ты сможешь просматривать фото и видео в этом же окне, в правой части экрана. Они делают все, чтобы люди как можно больше времени проводили на их сайте и не уходили за его пределы никуда. И такое максимальное привлечение внимания – основная задача всех медиаресурсов.

Люди потребляют информацию с двух-трех сайтов, внимание сконцентрировано на том, что по-настоящему интересно.

– И какая у вас посещаемость?

{-tsr-}– Примерно пятнадцать тысяч посетителей в день, а просмотров – около двадцати семи тысяч. Для старта и для рекламодателей это очень хорошо. LAM шел к такой посещаемости почти год, а у The Village такие показатели уже на старте. А у нас ведь и сервисной части пока нет, весь трафик мы получаем исключительно за счет контента.

Источник: http://os.colta.ru/media/projects/13210/details/18009/

Самые стильные мужчины России. Часть первая

Сергей пойдо

50

Алексей Агранович

Режиссер-постановщик

Сын кинооператора Михаила Аграновича и муж актрисы Виктории Толстогановой неизменно элегантен и, главное, чутко улавливает тонкости дресс-кода. Для режиссера церемоний и праздников — навык, без которого не обойтись.

49

Вадим Ясногородский

Директор по развитию Home Concept, журналист

Выпускник марсельской арт-школы, зубр фэшн-журналистики, побывавший также фотографом, диджеем и режиссером, остается одним из главных отечественных fashionista международного образца.

48

Сергей Пойдо

Антрепренер

Сбросив с плеч синий блейзер и засучив рукава рубашки button-down, успел приложить руку к городскому изданию The Village, культурной программе «Стрелки», и, говорят, одному новому детскому проекту.

47

Александр Мамут

Предприниматель

Резидент сотни Forbes в душе до сих пор аспирант блестящего советского юрфака МГУ. Отсюда — жилетки, яркие шарфы и нежелание коротко стричься.

46

**  Валерий Карпин**

Главный тренер московского «Спартака»

Символ славянской лихости и бескомпромиссности, набравшийся южного лоску в Испании, из всех тренеров нашей Премьер-лиги запоминается только он — российский Моуринью в узком пальто, шарфе петлей и с белокурыми локонами.

45

**    Филипп Киркоров  **

Певец

Местный поп-король, в одиночку оправдывающий существование «Голубых огоньков», за год проделал путь Элтона Джона — от плюмажа и стразов до смокинга и бабочки. В силу роста и душевной широты имеет уникальное право на пятнистую шубу Etro до пят.

44

**   Владимир Сорокин  **

Писатель

Единственный отечественный литератор, похожий на литератора: водолазки, шарфы, мягкие пиджаки, шевелюра, бородка клинышком. Слишком хорош для нашей литературы — ему бы Монмартр прошлого столетия.

43

**   Кирилл Иванов **

Музыкант

Рост и фактура позволяют музавангардисту который год не вырастать из стиля «первый раз на обложке NME». Чем черт не шутит — может, и правда скоро там появится.

42

**    Александр Дюков   **

Председатель правления ОАО «Газпром нефть»

Лучшая стрижка в правлении «Газпрома» и его наиболее благородная седина.

41

**    Филипп Янковский  **

Кинорежиссер

Уайльдовский персонаж выглядит братом собственному сыну и достойной заменой отцу. Великолепная небрежность Янковского-среднего особенно хороша на железобетонных киноцеремониях, где каждый застегнут до подбородка.

40

**    Дмитрий Ханкин   **

Арт-дилер, галерист

В определении «арт-дилер» делаем упор на вторую часть и получаем человека, который признает только черное и отрицает костюм. В комбинировании водолазок, поло, джемперов, курток и джинсов траурного цвета достиг навыков виртуоза.

39

**    Николай Лызлов   **

Архитектор

Хозяин одного из главных бюро города довел профессиональную, близкую к космической униформу «что-то темное, сидит как влитое» до эталонного состояния.

38

**    Михаил Друян   **

Продюсер

Малиновое, апельсиновое, шелка и бархат — Друян умеет задать блеску и лоску. Если видишь на вечеринке стремительно перемещающееся алое пятно — это он. Если за ним трепещет, развеваясь, шарф — он на двести процентов.

37

**    Денис Свердлов   **

Замминистра связи и массовых коммуникаций

Может ли замминистра походить на Вина Дизеля? Пример этого прогрессивного и брутального чиновника доказывает: может. Ну а нежно-розовые галстуки уже стали визитной карточкой.

36

**    Максим Ливси   **

Основатель компании Ferma at Home

Cтиль процветающего фуди — нехлипкость корпуса, доброжелательность и рыжая борода. Основатель Ferma at Home — главный представитель неведомой породы «прогрессивный повар» в стране, которая еще не короновала собственного Джейми Оливера.

35

**    Илья Бачурин   **

Продюсер

Переход из богемы в чиновники заставил притушить цвета костюмов и попригладить афро — но тату на всю руку нет-нет да и выглянет из-под манжета на очередных переговорах по поводу Олимпиады в Сочи.

34

**   Константин Ремчуков   **

Главный редактор и гендиректор «Независимой газеты»

В стилистическом иконостасе бизнес-сообщества отвечает за основательность, а именно — умение носить твид и замшу и безукоризненно обращаться с собственной бородой.

33

**    Марат Каджаков **

Байер

Один из немногих мужчин, кто может нацепить под смокинг джинсовую рубашку и не только не прочтет осуждения в глазах публики, а скорее соберет вокруг себя группку последователей такого стиля.

32

** Антон Златопольский**

Первый замгендиректора ВГТРК, директор телеканала «Россия»

С годами, которые его только красят, из человека с внешностью молодого специалиста превратился в помесь Кристиана Бейла с Дермотом Малруни и занял в нашем листе нишу медиа­менеджера с человеческим лицом.

31

**  Денис Калмыш**

Повар

Как на кухне Калмыш способен сварить достойную похлебку, так же в гардеробной может из примитивных ингредиентов сложить образцовый комплект. Впрочем, иметь дело с более тонкими материями ему интересней.

30

** Иван Дорн**

**                   Певец                                      **

Кожаная куртка Дорна врезается в память так же, как и строчки из его песен. «Не надо стесняться», — настаивает Дорн, и сразу понимаешь: это главное правило, которым он руководствуется, собирая свой гардероб.

29

Василий Бархатов

Театральный режиссер

Стиль а-ля Энди Уорхол бежал впереди режиссерской славы: сначала мы заметили аккуратно взлохмаченного блондина, потом — посмотрели передовые постановки.

28

Максим Осадчий

Кинооператор

Никому в России так не идут бейсболки, банданы и волосы в хвост — потому только он, единственный рокер в мире высоких кинобюджетов, имеет на все это право.

27

**      Сергей Аутраш     **

Фотограф

В безликой толпе светских фотографов Аутраш сразу привлекает внимание — за счет приверженности к английскому кантри-стилю и приветливой улыбки.

26

**     Максим Матвеев     **

Актер

Обладатель иконической внешности учит поколение времен первоначального накопления капитала старомодной сдержанности в духе кино Хейфица и Хуциева, где он отлично вписался бы в компанию молодых Баталова с Белявским.

Влад Локтев, Ирина Гурман, STARFACE, ИТАР-ТАС, МАКСИМ МАРМУР, Данил Головкин, ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА, PHOTOXPRESS.RU, GETTY, СЕРГЕЙ КАПТИЛКИН, «коммерсантъ»

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

Источник: https://www.gq.ru/style/samye-stilnye-muzhchiny-rossii-chast-pervaya

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.