Валерий абрамович мусин

Валерий Абрамович Мусин

Валерий абрамович мусин

Посмотрел по НТВ фильм о Валерии Абрамовиче Мусине и не увидел того человека, которого я знал. Практически не участвовали в фильме его ученики. Исключение составляет М.З. Шварц, хотя и он, если я не ошибаюсь, его аспирантом не был.

Некоторые из комментаторов “давали” зрителям противоречивый образ В.А. Мусина в аппаратном стиле последних лет.

 Кем же все-таки он был – мастером компромиссов или принципиальным борцом за идею? Я так и не понял этого из фильма! Ну нельзя быть одновременно и тем, и другим…

В.А. Мусин читал мне римское право и делал это талантливо: он умел в простой и ненавязчивой манере донести до слушателей внутреннюю логику римского права. Эта внутренняя логика – и есть то самое главное, ради чего нужно изучать римское право.

Учебное пособие по римскому праву, написанное им в соавторстве с О.С. Иоффе, для меня до сих пор остаётся образцом того, как нужно излагать этот материал.

Возможно, в этом пособии мы не найдём научных откровений, но, положа руку на сердце, надо быть слишком большим фанатом римского права, чтобы считать, что в нем можно открыть что-то новое…

Помимо логики и легкости, у В.А. Мусина было ещё одно свойство: он был “учёным-адвокатом”. В отличие от “ученого-прокурора” он никогда не навязывал свою точку зрения, всегда рассматривал проблему с разных сторон.

Иногда было трудно понять, какого же взгляда он на самом деле придерживается. Возможно, такая многозначность покажется всеядностью, но она – отражение  правовой науки, в которой нет однозначных решений.

Последние всегда уничтожают яркую картину правовой действительности, превращая её в унылую черно-белую пустыню. 

Припоминаю, как на спецкурсе “Внешнеторговые контракты” он предлагал нам обосновать сначала одну точку зрения, оценивал приведённые аргументы, а потом требовал, чтобы мы заняли противоположную позицию, и снова трактовал её…

В студенческие годы, особенно под влиянием советской доктрины, этот подход казался нам неправильным. Истина одна – внушали тогда нам, и она содержится в коммунистическом учении.

Состязательность, конкуренция, разноголосица – свойства буржуазного подхода. 

Многие до сих пор находятся в плену коммунистического единомыслия. Вспомним хотя бы недавнее предложение вернуть в наш уголовный процесс требование устанавливать “объективную истину”.  В.А. Мусин уже тогда сторонился единообразия, хотя вряд ли делал это намеренно.

Скорее это было отражением его общего мировоззрения. Подход ученого-адвоката вскоре пригодился многим в условиях нарождающейся рыночной экономики, когда приходилось находиться то на одной, то на другой стороне баррикад.

Черно-белая картина мира не вернулась к нам до сих пор, несмотря на усилия многих.

Меня также расстроило отсутствие в фильме о В.А. Мусине академика Ю.К. Толстого, который любит высказываться об ушедших от нас ученых-юристах. Почему так случилось, мне неизвестно. Его выступление украсило бы фильм.

Тем более что в нем следовало бы рассказать о глобальном конфликте на кафедре гражданского права 70-80-х годов, активным участником которого был В.А. Мусин. Сейчас из участников того конфликта в живых остался лишь Ю.К. Толстой, которому в следующем году исполнится 90 лет.

Я же могу судить об этом конфликте лишь по мнениям “старших коллег”, причём как с одной, так и с другой стороны…

Глобальный конфликт тех лет расколол кафедру гражданского права на две части, которые не удалось склеить до сих пор. Одна часть осталась на кафедре гражданского права, другая перешла на кафедру коммерческого права, благополучно существующие и по сей день.

Этот же конфликт “запустил” на политическую орбиту А.А. Собчака, который стал народным депутатом СССР, а потом первым мэром Санкт-Петербурга. Так что анализ той давней истории был бы весьма уместным в фильме о В.А. Мусине, который был одним из его участников.

Материальной основой конфликта было, несомненно, особое положение ученых в СССР, которое сложилось благодаря И. Сталину, начавшему платить им большие деньги. Такое положение сохранялось до конца 70-годов, когда скрытно происходившая инфляция “съела” доходы ученых.

Сейчас, когда учёным платят гроши, материальной основы для конфликта между ними нет: попросту нечего делить… А в разгар застоя кое-что учёным платили, и они за эти деньги бились друг с другом.

Конфликты на пустом месте сотрясали многие научные организации – и юридический факультет Ленинградского государственного университета в этом плане не был исключением. 

Кто с кем дружит, кто-кого поддерживает, кто одержит верх и подчинит себе остальных – вот что было главным в таких конфликтах. И кафедру гражданского права все это не обошло стороной. Главными движущими силами конфликта были заведующий кафедрой О.С. Иоффе и Ю.К.

Толстой, тогда просто профессор. Разумеется, они сражались не одни. Первого поддерживали профессора В.Т. Смирнов, А.К. Юрченко и В.Ф. Яковлева, а также А.А. Собчак. Со вторым были В.А. Мусин и Т.А. Фадеева, а также часть администрации юридического факультета, которую раздражал А.

А. Собчак. 

Бои шли с переменным успехом и, сожалению, перешли на личности. А.А. Собчак смог защитить докторскую диссертацию лишь спустя 10 лет с момента, когда её подготовил.

Это переключило его внимание с кафедральных вопросов на общественную сферу, на экономические науки, а дальше произошло то, о чем все знают… Ю.К. Толстой был вынужден на время покинуть кафедру гражданского права и перейти на кафедру государственного права. Конфликт закончился лишь тогда, когда О.С.

Иоффе вслед за своей дочерью уехал в США, но и потом долгие годы отношения между конфликтующими сторонами были весьма прохладными. 

В.А. Мусин, благополучно, в отличие от А.А. Собчака, защитивший докторскую диссертацию в 70-ые годы, мог бы продолжать работать на кафедре гражданского права. Однако утрата кафедрой гражданского процесса ведущих профессоров – Д.М. Чечота и Н.А.

Чечиной – заставила администрацию юридического факультета “убедить” его возглавить эту кафедру. Так он оказался вдали от своей главной любви – цивилистики. Мне всегда казалось, что где-то глубоко внутри он сожалел об этом выборе, но вида не показывал. Гражданский процесс так и не стал его новой судьбой.

Хотя, конечно, с профессиональной точки зрения он легко руководил соответствующей кафедрой.

Конфликты между учеными в последнее время стали редкостью, рудиментом советского подхода. Когда высказываемые тобой научные идеи непосредственно не приводят к росту благосостояния, нет смысла враждовать с тем, кто эти идеи не разделяет.

Все стоят в одной очереди за известностью, но она носит чисто моральный характер. А морального удовлетворения, в отличие от денег, всегда хватает на всех. Поэтому сейчас враждующие учёные выглядят странно: им по жизни нечего делить. Любой, от кого исходит креатив, ценен.

Просто креатива стало мало…

Источник: https://zakon.ru/blog/2016/12/30/valerij_abramovich_musin

Валерий Мусин и партнеры

Валерий абрамович мусин

Оригинал этого материала
© “Новая газета”, 13.07.2009, Вождь и учитель

Независимый директор “Газпрома”, бывший преподаватель Путина и Медведева Валерий Мусин

Роман Шлейнов

Валерий Мусин

Продолжаем изучать бизнесы друзей и знакомых Владимира Путина. За годы его правления они сформировали особую элитную группу, практически не встречающую барьеров на своем пути.

В первой части мы рассматривали братьев Аркадия и Бориса Ротенбергов, а также посреднические структуры с их участием в системе «Газпрома».

Обратим внимание на профессора Валерия Мусина, который недавно стал независимым директором «Газпрома».

Профессору от учеников

Заведующему кафедрой гражданского процесса юридического факультета Санкт-Петербургского госуниверситета Валерию Мусину в марте исполнилось семьдесят. Его характеризуют как профессионала высокого класса, равно успешного в теории и в практике.

Он воспитал многих известных юристов, но исключительную известность получили двое его студентов — Владимир Путин и Дмитрий Медведев.Давний знакомый Валерия Мусина — Вячеслав Манухин — говорит, что первые лица государства поздравили профессора с юбилеем. Президент и премьер хотя и не были на торжестве, но находят время пообщаться со своим бывшим преподавателем.

— Он оставил серьезный след в их жизни, — отметил Манухин.На недавнем собрании акционеров «Газпрома» профессора Мусина избрали в совет директоров компании. По количеству поданных за него он оказался на втором месте после главы «Газпрома» Алексея Миллера.

Гендиректор и совладелец юридической фирмы «Мусин и партнеры» Андрей Ибрагимов (ему и Валерию Мусину принадлежат по 22%) с иронией относится к тому, что связь с первыми лицами имеет большое значение в российских условиях.— Владимир Путин и Дмитрий Медведев оканчивали юридический факультет. Не хватит пальцев на руке, чтобы перечислить всех их преподавателей.

Другое дело, что Валерий Мусин из тех, кого студенты любят. На его лекции всегда ломятся, — говорит Ибрагимов. Он убежден, что избрание Мусина в совет директоров «Газпрома» связано с опытом и знаниями профессора.И все же фирма «Мусин и партнеры» необычна.

Гендиректор Андрей Ибрагимов — бывший офицер КГБ, служил в разведке, где занимался Ираном и Афганистаном, а к началу девяностых ушел в юриспруденцию, как говорит, в немалой степени под влиянием Валерия Мусина. По словам Ибрагимова, с Путиным он не пересекался.

Главный эксперт фирмы Владислав Горбачев, бывший судья Ленинградского районного суда, до прихода в «Мусин и партнеры» (в 1993 году) успел поработать начальником юридического отдела комитета по внешним связям питерской мэрии. Комитет, как известно, возглавлял Владимир Путин.Партнер и главный эксперт фирмы Виктория Романова была помощником по правовым вопросам последовательно у четырех председателей комитета по управлению городским имуществом мэрии — Сергея Беляева, Михаила Маневича, Германа Грефа и Андрея Лихачева.

Мусин и партнеры

Андрей Ибрагимов основал фирму «Мусин и партнеры» в 1992-м, а с Мусиным познакомился в конце восьмидесятых в Ассоциации юристов Ленинграда, где был вице-президентом. Работая в совместной российско-финской туристической фирме «Ленарт», а затем британской торговой компании «Литлвудз» (Littlewoods), Ибрагимов приглашал Мусина в качестве юриста.

Затем о желании работать с Мусиным и Ибрагимовым в России заявили представители крупной международной юридической компании «Клайд и Ко» (Clyde&Co). «Клайд» нужно было обслуживать клиентов в России, а отдельный офис со своим штатом при высокой почасовой оплате был дорогим удовольствием.

Остановились на варианте совместного предприятия с российскими юристами, которое бы не исключало самостоятельности: так появилось «Мусин и партнеры», где «Клайд» до сих пор контролирует 25%.Валерий Мусин поначалу отказывался от того, чтобы фирму назвали его именем, но, как говорит Ибрагимов, он настоял на этом варианте.

Профессор Мусин уже тогда был знаменит среди юристов: принимал участие в разработке Кодекса торгового мореплавания СССР, являлся не только специалистом в области морского права, гражданского права и гражданского процесса, но и в сфере внешнеэкономической деятельности.

Мусин одним из первых начал работу с ленинградскими совместными предприятиями, чему помогало знание английского и немецкого. Именно в таких экспертах возникла необходимость в начале девяностых.С 2002 по 2004 год Ибрагимов был зампредом правления «Банка Санкт-Петербург», до сих пор входит в наблюдательный совет.

Среди совладельцев банка до 2007 года был, в частности, Сергей Матвиенко, сын губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко. Ибрагимов говорит, что сталкивался с ним только по служебной линии, личных отношений не было.

Встреча разведчиков?

«Новая» выяснила, что до 2000 года юридическую компанию «Клайд и Ко» в фирме «Мусин и партнеры» представлял англичанин Джозеф Тревор Бартон. Согласно отчету фирмы, он входил в совет директоров.У господина Бартона примечательная биография. Он выпускник колледжа Королевского военно-морского флота Великобритании, а также бакалавр юриспруденции университета Иксетера.

Свободно владеет русским. С 1979 по 1989 год служил офицером-подводником в Королевском военно-морском флоте, затем военным переводчиком, в частности, был переводчиком глав делегаций флота во время визитов британских военных кораблей в Россию и ответных визитов кораблей Российского флота в Великобританию.

В фирме «Клайд и Ко» он проработал 14 лет, стал партнером, возглавил комитет по странам Восточной Европы. В Санкт-Петербурге прожил 6 лет, с 1994-го по 2000-й. А когда вернулся в Лондон, 15 месяцев провел в департаменте торговли и промышленности Великобритании, где занимался разработкой и осуществлением правительственной политики содействия экспорту в Российскую Федерацию.

Тревор Бартон входит в совет директоров Российско-британской торговой палаты, а также в консультативную группу по странам СНГ при «Интернешнл файнэншнл сервисес» (Лондон).

Проработав чуть больше года в британском департаменте торговли и промышленности, он пришел в международное консультационное агентство по коммуникационным стратегиям PBN Company Limited, стал старшим вице-президентом и управляющим директором лондонского офиса (есть также офисы в Вашингтоне, Москве, Киеве, Риге, Алма-Ате и Кишиневе).

Агентство специализируется на оказании PR и лоббистских услуг в России, Украине, прибалтийских странах и странах СНГ.По совпадению к 2007 году дочернее предприятие «Газпрома» «Газпром экспорт» начало переговоры с PBN Company и двумя PR компаниями, которые сформировали с ней консорциум.

Речь шла о трехлетнем контракте стоимостью 11 млн долларов по исправлению имиджа «Газпрома» в Европе и США (об этом сообщил «Коммерсантъ»). В списке клиентов PBN есть «Газпромнефть», проект «Газпрома» «Северный поток» (Nord Stream) и «Роснефть».Мы связались с господином Бартоном. Он помнит профессора Валерия Мусина и подтвердил, что был в совете директоров «Мусин и партнеры».

Профессора он характеризует как очень открытого человека и профессионального юриста. Тревор Бартон посетовал, что хотя они до сих пор добрые знакомые, но, к сожалению, встречаются нечасто. Последний раз виделись около года назад.

Бартон решительно заявил, что в период работы на PBN не взаимодействовал с Мусиным по поводу российских компаний и никакого отношения к контрактам со структурами «Газпрома» он не имел, этим занимался московский офис PBN. В московском офисе компании не ответили на вопросы «Новой». Валерий Мусин находился в зарубежной поездке и не был доступен для комментариев.

Совладелец «Мусин и партнеры» Андрей Ибрагимов считает искусственной связь между Мусиным, Бартоном и контрактами PBN с «Газпромом». Он говорит, что совпадения случайны.Учитывая биографию англичанина, который был офицером и военным переводчиком, а затем стал юристом и долго сотрудничал с весьма интересными россиянами, мы спросили Бартона: не работал ли он на разведку? Он сказал, что не хочет отвечать на этот вопрос.— Я тоже когда-то служил. Но это не имеет никакого отношения к моему нынешнему бизнесу, — объяснил гендиректор «Мусин и партнеры» бывший разведчик Андрей Ибрагимов. — Тревор — очень порядочный человек.

Недвижимость «Рубина»

Многие годы Валерий Мусин является юристом питерского акционерного общества по развитию недвижимости «Невский, 25», владеющего шестиэтажным бизнес-центром «Атриум».

Внутренний двор под стеклянной крышей, мозаичный гранитный пол, фонтан, автоматическое управление инженерным комплексом, вентиляцией, кондиционированием, автономной котельной и системой безопасности.Центр был одним из пилотных проектов «Европейского банка реконструкции и развития» в Петербурге.

40% центра «Невский, 25» принадлежит структуре, созданной разработчиком атомных подводных лодок Центральным конструкторским бюро морской техники «Рубин» (ЦКБ МТ «Рубин») для управления коммерческой недвижимостью.

60% — у британской Downay Day Properties Limited, которой в 2005 году город и его западные партнеры продали свои доли. Сейчас Downay Day переживает не лучшие времена (компания дошла до внешнего управления).

Гендиректор «Невского, 25», бывший директор внешнеэкономической фирмы ЦКБ МТ «Рубин» Вячеслав Манухин вспоминает, что познакомился с Валерием Мусиным в начале девяностых как с опытным консультантом, который знал, как работать с западными компаниями.— Он продолжает оказывать нам бесценную помощь, — говорит Манухин. При этом отмечает, что Мусин никогда не демонстрировал свои связи.

Московский консультант

В 2006 году Валерий Мусин выступил учредителем московской консультационной фирмы «Центр страхового права». Об этой фирме известно крайне мало.

Ее директор Виктор Дубровин в 2000 году окончил Академию ФСБ, год проработал в спецслужбе и продолжил обучение в Московском институте экономики, статистики и информатики, став экономистом.

После частной адвокатской практики в 2005-м Дубровин стал директором управления организации претензионно-исковой работы «Росгосстраха», затем после 2007 года был замруководителя департамента судебной работы компании «МАКС» и некоторое время — руководителем департамента правового обеспечения страхового общества «Россия».

Источник в «Центре страхового права» сообщил, что фирма занималась консультированием крупной российской компании. Но Виктор Дубровин, с которым нам удалось связаться, сказал, что фирма создавалась исключительно в научно-просветительских целях. В чем именно заключается ее деятельность, он объяснить отказался.

В омском «Центре страхового права», где ведут просветительскую работу и создают бюро страховых историй для борьбы с мошенничеством, сообщили «Новой», что московская тезка к ним отношения не имеет.Гендиректор «Мусин и партнеры» Андрей Ибрагимов предположил, что Валерия Мусина как авторитетного юриста и уважаемого человека просто попросили выступить учредителем фирмы.

Независимый директор

Может ли Валерий Мусин быть независимым директором «Газпрома»? Андрей Ибрагимов из «Мусин и партнеры» полагает, что акционеры ясно выразили свое отношение анием. Мусин набрал рекордное количество для независимого директора.— Я не согласен с тем, что Валерий Мусин должен действовать в интересах какой-то группы акционеров, он будет действовать в интересах компании, — говорит Ибрагимов.

— Впрочем, если миноритарии будут обращаться с разумными пожеланиями, думаю, он, несомненно, будет отстаивать правовую позицию.Ибрагимов заметил, что Мусин отправлялся беседовать с миноритариями в Лондон. Они задавали ему не менее острые вопросы и вполне были удовлетворены ответами, что и отразилось в ании.

— Я не думаю, что Валерий Мусин — независимый директор, — сомневается миноритарий «Газпрома» Алексей Навальный. — За него али, прямо скажем, не только миноритарные акционеры.По мнению Навального, после смерти Бориса Федорова, видимо, появилась необходимость назначить подконтрольную фигуру в качестве независимого директора «Газпрома», и нашли почтенного уважаемого человека.

В пресс-службе «Газпрома» не берутся оценивать Валерия Мусина.


Справка «Новой». Бизнес-центрВ разное время на стадии строительства «Атриум на Невском, 25» и еще один проект в области недвижимости — «Знаменская» объединяло имя директора Валерия Кретова. Он был гендиректором «Невского, 25» и входил в совет директоров «Знаменской».

«Знаменская» была проектом российско-германской фирмы СПАГ (Санкт-Петербургское общество недвижимости и долевого участия St. Petersburg Immobilien und Beteiligungen AG). В период работы в питерской мэрии Владимира Путина называли «консультантом» этой фирмы.

А членом совета директоров, гендиректором «Знаменской» был давний знакомый Владимира Путина Владимир Смирнов, который, в частности, учреждал с ним дачный кооператив «Озеро». В 1994 году Путин в качестве заместителя питерского мэра и председателя комитета по внешним связям выдал Смирнову доверенность на ание 200 акциями СПАГ.

Одного из бывших акционеров фирмы Рудольфа Риттера арестовали в 2000 году в Лихтенштейне и пытались безуспешно обвинить в отмывании денег наркобаронов, но в итоге признали невиновным. Эта история наделала много шума («Новая» подробно сообщала об этом, мы публиковали обвинительное заключение и ответ компании СПАГ).

Еще один скандальный момент заключался в том, что в 1999 году в совет директоров «Знаменской» последовательно входили не только упомянутый Рудольф Риттер, но и Владимир Барсуков (Кумарин), лидер тамбовской группировки, арестованный впоследствии по подозрению в организации убийства и захвата собственности.

Валерий Кретов не хотел бы публично комментировать ситуацию. Близкий к нему источник говорит, что «Знаменская» не имела отношения к «Невскому, 25», а Кретов был всего лишь наемным директором, который выполнял свою работу. Валерий Манухин тоже подчеркнул, что связи между «Невским, 25» и «Знаменской» нет.

Источник: http://www.compromat.ru/page_28015.htm

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.